Владимир Макагон

О рассказе  "Свет очей моих"

 

Хорошая знакомая передала мне по электронной почте рассказ "Свет очей моих". Без имени и фамилии написавшего. Просто рассказ. Сидел (была глубокая ночь), читал и похохатывал, восторгаясь оборотами, неологизмами… не знаю, как у филологов все это называется. И мне очень нравились ярко узнаваемые словечки и сравнения. Короче, сидел, читал и … повизгивал от получаемого удовольствия. Но в конце рассказа перед глазами (точнее сказать - внутреннем взором) стали мелькать странные, абсолютно не связанные с рассказом видения: дуб, описываемый Л. Н. Толстым в "Войне и мире", какие-то диалоги и споры с невиданными оппонентами о религиях и мировоззрениях; всплеснулась и уплыла волна сострадания к миру за окном (хотя была ночь, мне он четко представился : улицы с клубившимся морозом, озябшие дома, тени скукоженных, быстро семенящих поздних прохожих, философски взирающих на все остовы деревьев). Возникло чувство, что я слегка приоткрыл дверь в какое-то огромное, ярко освещенное помещение и сразу ее захлопнул. И успел заметить, подсмотреть только эти, слабо различимые в каком-то неопределенном свете вещи.

Перечитал рассказ. Но на этот раз кроме щемящего чувства жалости и одинокой слезы ничего не проявилось.

Лег спать. Но не спалось. В голове вертелись вопросы о строении вселенной, предназначении человека; вспоминались картины и книги известных художников и писателей, забытых, а оказывается не забытых, а просто выдавленных из сознания под напором вала повседневных забот и проблем.

Утро не принесло облегчения. Наоборот : добавилось сожаление о когда-то нереализованных идеях, и зажглось желание делать. Что, чего - неизвестно, но делать. Странное состояние для мужика в шестьдесят лет. Ну, понимаю - дача, рыбалка, покой вечного движения; понимаю возникающие порывы побрюзжать или написать мемуары. Ну, в крайнем случае - выдать в нетленном виде ( и чаще остающиеся в столе в виде пачки исписанной бумаги) свои с претензией на мудрость соображения по текущему периоду. Но скачущие, как у подростка, мысли и яркая устремленность к деланию - это что-то новое.

Дал почитать рассказ дочери - молодой энергичной женщине, полностью занятой помыслами о зарабатывании денег на содержание себя, подрастающей дочери и выплатам по ипотеке и еще нескольким знакомым. У всех при полном разнообразии была схожесть в вызванном чувстве сострадания (и это понятно) и мыслях о тонких и плотных мирах, духовности современного человеческого рода ( и это можно понять), а также потребности что-то делать ( а вот это совсем непонятно от куда). И, если учесть в общем незатейливый сюжет рассказа, направленность его на воспоминания и настальгирующее восприятие - реакция на него сознания более, чем странная. Ловишь себя на ощущении, что после прочтения рассказа ты или что-то "подхватил", или куда-то "попал". И это к месту и не к месту вспоминание зовущего и одновременно толкающего неизвестно куда названия " Свет очей моих". Как слова из навязчивой песенки.

Долго все эти нахлынувшие чувства, эмоции, образы, мысли перекладывал, переворачивал в разных вариациях, силясь понять в чем дело. Теперь уже меня больше занимали не они, а вопросы : … откуда это? … что стало причиной их появления? … и как это произошло? И я понимал, что и вопросы, и вызванные чувства и мысли, и стремление разобраться, что и как, так же порождены этим рассказом. Все крутилось и вертелось подобно цветным стеклышкам в калейдоскопе. А потом неожиданно сложилось в картинку и пришло понимание.

Вы слышали когда-нибудь выражение " духовное семя"? Может, где это выражение и применяют, но в обиходе редко встречаемо, точнее сказать, вообще не встречаемо. Ну, разве только в церковных проповедях.

Есть духовное наследие, духовная среда, духовная пища. Опять же - есть семя раздора, семя сомнения, семя недоверия. Все эти выражения из нашего, материального мира - в них обязательно присутствует физически воспринимаемый элемент: наследие, пища, раздор, недоверие. Если, держась за эти слова как за путеводную ниточку пройти по тропам исторической памяти до самого Сотворения, то мы упремся в дела Бога, озабоченного созданием тварного мира с " ..водами, небом, сушей, травами, сеющими семя, и деревьями ,приносящими плод, в котором семя его на земле… и пригодное в пищу". Но, если мы будем держаться за выражение "духовное семя", то эта ниточка приведет нас в иное место. " …И насадил Господь Бог рай в Эдеме на востоке и поместил там человека, которого создал. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла". Что же это за семечко, являющееся производным от деревьев из райских кущ, и что вырастает из него и вообще, где его сеять, чтобы из него что-то выросло? Думаю, мы не сможем вот так напрямую пусть и очень сложным образом найти ответы на эти вопросы, нащупать постоянно ускользающую тропу истины, оканчивающуюся прямо Там, среди древов в Эдеме. При удачном раскладе еле различимая тропка давно бы превратилась в столбовую дорогу с неиссякаемым потоком устремляющихся в рай. Давайте лучше вернемся к рассказу.

Писавший его с виртуозной точностью, граничащей с пределом человеческих умений заложил в рассказ должные меры воспоминаний, доверия, необходимое количество чувств и мыслеобразов, в совокупном состоянии трансформированных в нумен с присутствующим потенциалом памяти, энергией любви и корешком ( или крючочком - есть же выражение… рассказ карябнул, зацепил душу) сострадания. Как в пророщенном, подготовленном к посеву Семени.

Но еще там присутствует то, что не принадлежит ни точным, хорошо узнаваемым словам, ни интересному и в тоже время простому сюжету, ни даже самому писателю. Оно носимо писавшим, но не является его частью. Оно является атрибутом Бога. Адресность его происхождения - "от Бога… данное Богом". Это нередко (но и не часто) применяемое определение относится к людям, делающим дело так, что создаваемое ими (а лучше сказать - делаемое) характеризуется только одним словом - Совершенство. Работает резцом над камнем - глаз отвесть невозможно; ремонтирует машины - выше всех похвал; сосредотачивается, водит разведенными руками вокруг человека - у того пропадают боли в голове, проходит астма, восстанавливается работа сердца и т. п.; просто слушает вас - и вы с непонятно откуда взявшимся красноречием и с полной откровенностью рассказываете ему все как на духу. При этом сами обладатели дара Совершенства абсолютно не соответствуют этому понятию: не красавицы и не аполлоны, бывают больными и с не идеальным характером. То есть они не в Совершенстве и Совершенство не внутри них. Обладатель и Совершенство как бы рядом. Второе прикреплено к первому. Более того, имеется конкретное место "прикрепления". Чаще всего это руки, но может быть и взгляд, и голос. Встречаешь человека, начинаешь разговаривать: и нет ничего особенного ни в словах, ни в речевых оборотах, и глаза отведены в сторону, или вообще можешь разговаривать с ним по телефону - но завораживает. И ты слушаешь его, не прерываешь, и возникает чувство, как будто ты плаваешь в его речи и наслаждаешься. Можешь одернуть себя, даже разозлиться, но не можешь его прервать, потому что для твоего сознания это как наркотик. И ты слушаешь. Люди с таким даром обычно рождаются, но иногда получают его и в зрелые годы. Один хороший знакомый, в недалеком прошлом неплохой предприниматель вечно что-то строящий, и созидающий, а через то и постоянно пролетающий и терпящий убытки, в конце концов окончательно прогоревший и несколько лет влачащий с семьей жалкое существование вдруг увлекся резьбой по дереву и стал изготовлять мебель. При этом ранее умением обращаться с деревом не отличался. Вначале делал дома, потом в подвале, сейчас открыл небольшую фирму и завален заказами на несколько лет наперед. Не хапает, но и живёт прилично и в достатке. На вопрос, почему не расширяешься, отвечал, что вынужден делать все сам. На мой недоуменный вопрос вот что рассказал. После окончательного пролета в бизнесе долго не мог ничем заняться. Нет, не лентяй, и голова на плечах, и здоровье есть - но не получается. Тыркался, тыркался… доходило до того, что приходилось собирать бутылки по помойкам, чтобы купить хлеба. Всякие мысли были. И вот однажды приснился ему странный сон. Попал он в какое- то странное место, где некие прекрасные непонятно кто отрезали часть его правой руки и на это место приставили другую. Да не простую, а все умеющую: лечить, выправлять железо, писать картины, ваять из камня - в общем все. Буквально на второй день после сна его стало одолевать желание что то делать, и не просто делать, а именно руками. И,посколько в доме нашлись деревяшки, он с них и начал. Ну а дальше пошло и пошло. И было такое чувство, что сама рука, и даже не рука, а сами деревяшки подсказывали, что нужно и как делать. Других вещей пробовать делать знакомый не стал. Чтобы не сглазить. Тем более, кто не увидит его поделки, сразу к нему спешит с заказом. Так и пошли дела. Показывал мне руку. Рука как рука, только говорит в том месте, где ее якобы отрезали, постоянно чувствовал след похожий на перетяжку ниточкой. Подобных историй тоже немало. Но меня поразила его убежденность, что дерево как только его касалось "волшебная" рука само подсказывало, что и как делать, что бы получалось Совершенно. Не красиво и филигранно - а Совершенно.

На самом деле, возьмешь в руки Совершенную вещь - так и хочется ее погладить, потрогать; и глаз она радует, и чувства приятные вызывает. Но, если такую же вещь, абсолютно подобно (сейчас такое возможно, и без проблем) изготовит машина - не за что зацепиться глазу, не возникает приятных, теплых чувств. При внешней красоте вещь получается холодной и даже отталкивающей. При ней нет некоего приложения, некоего не видимого, не воспринимаемого органами чувств пространства, соприкасаясь ,однако, с которым в нас, внутри, из глубин нашего затурканного сознания подымаются теплые, светлые чувства, приятные воспоминания, и еще Бог знает что, давно забытое или наоборот : нечто новое и неизведанное. Как раз это приложение, это пространство и есть Совершенство. Оно не является характеристикой для вещи, будь то картина, скульптура, на, первый взгляд, неказисто сработанная икона или изделие из дерева. Но именно оно, это пространство и заставляет любоваться этими вещами, глотать навернувшиеся слезы и замирать, прислушиваясь к возникающему внутри нас доброму, новому и светлому.

Так и с рассказом " Свет очей моих". Так… и немного больше. А вернее здесь незримо присутствуют одновременно две вещи: Совершенство и Духовное Семя. Сразу, по прочтению чувствуешь присутствие неуловимого, из области идеального : пространство, при попадании в которое сознание начинает встряхиваться, из распластанного стремится перейти в объёмное состояние. Благодаря которому расширяется кругозор, обостряется восприятие окружающего, начинает безотказно и четко срабатывать память; возникает вектор устремленности, служащей опорой для твоего поднимающегося сознания, побуждающего к действию. В этом состоянии, в этой среде одновременно все, находящееся внутри сознания, оживает. И эта среда - Совершенство. Оно сравнимо с понятием - благоприятные условия. Или Место (не конкретно место, а как характеристика некоего пространства) где все прекрасно себя чувствует, ничего не мешает, ничего не давит, где все прекрасно и проявляется во всей полноте своего потенциала, нет давлеющих рамок и ограничений, нет страха и не надо оглядываться и сравниваться с окружающим :так я делаю или не так. А попросту -Райское Место, Эдем, где все живет, цветет и благоухает. И любая сущность, будь то растение, насекомое или человек; любые чувства и пожелания, попав в эту среду, безбоязненно и беспрепятственно начинают расти и пышно распускаться. Как большие деревья, "приятные на вид и желаемые к употреблению". Нет, не в смысле " схарчить", а употребить в действии :чувство приятности жаждет перерасти в творение добра, росток сострадания вытягивается, разбухает - и вы уже переполнены любовью ко всему окружающему: маленькая идея, давно вами носимая и которой вы стесняетесь в силу чрезмерной ее альтруистической направленности, вдруг превращается в конкретный, глобальный проект, несущий позитив и созидательность. Но все эти устремления должны собраться воедино внутри вас, конкретизироваться и найти некую материалистическую точку опоры, точку инициации. Мощное, разветвленное, яркое, насы-щенное, идеальное древо добрых устремлений, всеобъемлющей любви и созидательных проектов в основе своей, в Начале должно иметь Семя. Семя, которое и является точкой инициации и одновременно точкой соединения древа из идеального мира с дольним миром человеческих ощущений и энергий и подземным миром памяти нашего сознания. И теперь уже человек под водительством сознания готов творить дела. Добрые дела. Ибо других дел человек, несущий в себе соединенное в единую Гармонию Райское Древо, Духовное Семя и Сознание и заполненный потенциалом Любви совершить не сможет.

Вот что несет в себе, на первый взгляд, простенький рассказ " Свет очей моих". Он несет в себе Духовное Семя доброй памяти и сострадания, и пространство Совершенства - инициирующее Начало и Среду благоприятную для взращивания добрых помыслов и доброго промысла. Ну а дальше : .. . каков Сенька.

Зачастую люди, являющиеся носителями Совершенства, не ощущают его присутствия. А признаки его проявления воспринимают как случайности и "непонятку". И с чувством недоумения, неловкости, а иногда и с раздражением отмахиваются от него, как от наваждения. Мы же, соприкоснувшись с ним, и сознанием ощутив это соприкос-новение в виде глотка чистой, благоухающей воды, боимся сделать второй глоток. Ибо такое чувство непривычно, ново и в силу призывов к деланию добрых дел неуютно. Поэтому торопимся, бежим дальше, стараемся забыть это чувство. И, тихонько перекрестившись, мысленно произносим: " Чур меня, чур". И даже Бога помянем.

А Бог смотрит на нас долгим, продолжительностью в тысячи лет взглядом. И молчит. И смотрит, … и смотрит….

 

 

 

Подстраницы (1): Татьяна КОЛЕСНИКОВА
Comments