Анатолий ЮФЕРЕВ

***

Над лугами чибисы надрываясь плачут,
Много слов насказано, да слова не те.
Скоро будет, милая, все у нас иначе,
Возвратившись стаями белых лебедей.

Было много горечи, сплетен и наветов –
Будет много радости, песен и людей.
Мы с тобой расстанемся на исходе лета –
Не браните, милая, белых лебедей.

Мы с тобой расстанемся, разбредясь по свету,
Все, что нам останется – стужа да метель.
Люди непутевые для любви
                                                Поэты –
Не браните, милая, белых лебедей.

***
Под луной, под луной стылый ветер дует в спину
И дорога впереди ускользает предо мной.
Все расходятся домой и Пьеро и Коломбина,
Все расходятся домой и прощаются со мной.

Впереди за перевалом – за лавиною лавина.
За далеким горным склоном слышен жуткий волчий вой.
Возвратилися домой и Пьеро и Коломбина,
И Пьеро и Коломбина возвратилися домой.

Облака при свете лунном пляшут призрачные вальсы,
За далеком горным склоном еле брызжется заря.
Впереди по сонным селам пьяно песни птицы галльской,
Разрывая тьму ночную, оглушительно звенят.
Под луной, под луной стылый втер дует в спину
И дорога впереди ускользает предо мной.
Все вернулися домой и Пьеро и Коломбина,
Все простилися со мной и вернулися домой.


***
Не гони лошадей, не гони,
Все что было быльем поросло!
Не об этом ли в зимние дни
В поле вьюга, взвывая, поет.

Не гони лошадей, не гони!
Ах, как больно любить и жалеть!
Все прошло и простуженный мир
Отряхнулся листвой в октябре.

Не гони лошадей, не гони,
Я уже никуда не спешу.
В стылых окнах чужие огни
И такая бездонная жуть!

Я уже никуда не спешу –
Даже кони замедлили бег.
Лишь у Господа Бога прошу:
«Забери мою душу к себе!»


***
Нас время жалеть не станет,
Как гунны, уйдем в преданье,
Исчезнем в ночи как тени –
Так будет наверняка!
И будут другие люди
Другие ловить мгновенья,
И будут другие песни
В далеких слагать веках.
И где-то в седой Вселенной
Средь стужи, огня и дыма,
Закончится все земное,
Рассеется в пыль и прах.
Но будут тебя, как прежде,
Всегда называть любимой
В далеких мирах зазвездных,
В грядущих иных мирах.
Эпохи и тысячелетья
Как сны пронесутся мимо,
Закончится все земное,
Рассеется в пыль и прах –
Я буду тебя, как прежде,
Всегда называть любимой
В далеких мирах зазвездных,
В грядущих иных мирах.
Нас время жалеть не станет,
Исчезнем в ночи, как тени,
В огромной седой Вселенной
Рассеемся в пыль и прах,
И будут другие люди
Другие ловить мгновенья,
И будут другие песни
В далеких слагать мирах.

***
Поверь мне родная  — любить не устану
Осенние звезды и песни твои,
А где-то в далеких садах Гюлистана
В ночах, задыхаясь, поют соловьи.

Все было и встречи и дальние страны,
Луна золотая над зарослью ив.
Но где-то в далеких садах Гюлистана
Все так же ночами поют соловьи.
Забудем обиды и прежние раны
Не будем судьбу упрекая корить,
У моря Восхода, под небом Ирана
Все так же ночами поют соловьи.

Но долго и долго любить не устану
Холодные звезды и песни твои,
А где-то в далеких садах Гюлистана
В ночах, задыхаясь, поют соловьи.

***
Мы с тобою когда-то мечтали
О далеких Эдемских садах,
Навсегда бесконечной печали
Наши детские грезы предав,
Школьный бал, где в сияющем платье
Ты влетала, весь мир озарив.
Ангел мой! Сколько слез, сколько пятен
На изломанных крыльях твоих!
И давно, беспробудными снами
Дни, как вехи, умчалися прочь,
И как бездна лежит между нами
Беспробудно холодная ночь.
Помню юность и радость иную,
Помню гам воробьев поутру.
Дай же руку твою – поцелую
И со стоп твоих грязь оботру.
И прости, что не мог обуять я
Этой жизни бунтующий стих.
Ангел мой, сколько слез, сколько пятен
На изломанных крыльях твоих.



Comments