Тамара (Пассар) Юрочкина

Родилась  в селе Сира,Нанайского

района. Детство прошло в селе

Найхин.Работала в геологора-

зведочной экспедиции радистом.

Живет в Амурске. Пенсионерка.

 

               ГАНИХА (русалка)

                       рассказ

 

Эту историю я услышала давно от бабушки, но с годами она позабылась. Однажды вспомнив её, я решила написать об этом.

ДЕЛО БЫЛО ЛЕТОМ. К вечеру я забежала к бабушке помочь управиться с делами: воды натаскать из колодца, вымыть пол, в огороде полить рассаду. Задержавшись допоздна, я осталась у неё ночевать.

В тот вечер бабушка рассказала мне удивительную историю о русалке.

-А знаешь, говорят, ганиха (русалка) поёт в тихую погоду. Когда зажигаются тысячи маленьких, как алмазики, огоньков-звёзд. Её пение подобно шелесту листвы, - и вдруг затихла, прислушиваясь к тишине.

- А когда она поёт, - продолжала бабушка, - то нападает такое колдовство - диву даёшься. Тебя начинает клонить ко сну. Пребывая будто во сне, испытываешь нечто, что я даже не смогу тебе передать. А о её коварстве можно и легенды сочинять. Сколько беды натворила, сколько шуму наделала она в давние времена. Когда рыбаки уплывали рыбачить на речку, иногда она выплывала из воды. Однажды так и было. В очередной раз всплыв из воды, нагоняя страх на всех своим видом, пыталась потопить лодку с людьми.

- А как она это делала? - спросила я.

- Всплыв из воды по пояс, ухватившись за корму лодки руками, давила вниз в воду. А рыбаки - мужчины, опомнившись от страха, усиленно налегли на весла, отплывая от нее. Им удалось тогда вырваться из ее "лап". К большому счастью и удивлению, остались живыми. Бывали случаи, когда некоторые не могли уплыть от неё, и их ждала горькая участь: они тонули. С тех пор пошла легенда о её коварстве. Кто видел, не верил своим глазам, называя её "муэ амба", водяная чертиха.

- А какая она была? Расскажи, - от нетерпения торопила я бабушку.

- Кто видел её, рассказывают, что она похожа на человека, на женщину. Кожа у неё темная, как ночь, с чёрными длинными волосами до пояса, закрывающими голую грудь. Мелкой чешуёй покрыта её кожа от пояса вниз, ноги слитные, они плавно переходят в большой плавник - хвост.

Бабушка с прищуром и удивительным блеском в глазах посмотрела на меня. В ту минуту мне показалось, что сама она имеет колдовские чары. Плотно затененные шторками окна создавали полумрак в комнатушке. Слабо горела лампочка под потолком, тускло освещая тесную комнатку.

Сидит бабушка напротив меня и что-то шепчет про себя чуть провалившимся ртом. Пожевав нижнюю губу, она задумалась, вспоминая ещё о чём - то.

Мерно тикают часы. Стрелки показывали, что близится полночь.

- А разве такое возможно? - с удивлением и большим интересом расспрашиваю её.

- Конечно! Разве можно сомневаться? Кто её видел, так и рассказывали... Однажды она попалась в сетку рыбакам. А каким образом попалась, не знают. Но только вместо рыбы вытащили её - ганиху (русалку). А что сталось с нею потом, не помню. Давно я слышала эту историю. Хотя я сама не видела, но видели наши старики, и знаешь, сколько было всяких случаев на реке, виновницей которых была она. Но с годами память меня стала подводить. Смутно помню некоторые истории, - и ушла на кухню налить нам чаю.

Я была под впечатлением от рассказа бабушки. Ночь сгущалась. По потолку заплясали тени от мерцающей лампочки. Мы с бабушкой вышли во двор. Тихо дышала ночь. По небу плыла луна. Её бледное сияние освещало всё вокруг. Но в ночи было что-то зловещее. Луна, как шар надувной, то выходила из-за туч, то пряталась за тёмные облака.

Вдруг что-то больно сердце затрепетало: то ли от пения сверчка, то ли от журчания ручейка. Мой слух уловил незнакомую тихую мелодию. Мелодия лилась по ночному простору. Может, шла от речки?... Ночь полна таинства. Тёплая волна истомой разлилась по усталому телу.

Закрыв входную дверь за собой, я прошмыгнула мимо каких-то сэвэнов, расставленных в углу. Они безучастно смотрели в ночное пространство из угла. На деревянных фигурках три небольших углубления вместо глаз и рта в полумраке показались мне зловещими. Стараясь не глядеть на них, но улавливая их боковым взглядом, чувствую страх и присутствие неведомо чего, исходящего из угла, где стояли "сэвэны". Я всегда боялась этого зрелища. Но со временем мама куда-то их убрала.

В ту ночь плохо спалось. То ли от перевозбуждённого состояния от рассказанной истории, то ли ещё от чего-то. Только под утро подкрался сон, и снились кошмары.

Когда я проснулась, солнце стояло высоко. Стрелки часов показывали полдень. Бабушка уже хлопотала на кухне. После, усевшись на низенькую маленькую скамеечку перед открытой печкой, курила труб-ку. Трубка была длинная, прямая, темно - бордового цвета. Густо клубился дым, медленно затягиваясь в печку. Пахло терпким табаком. Сидя с трубкой во рту, попыхивая дымком, в одиночестве размышляла о чём-то своём... Когда я вышла на кухню, бабушка, увидев меня, встрепенулась от своих загадочных мыслей, засуетилась и стала накрывать стол.

Горячая еда немного ослабила напряженную голову после беспокойной ночи. Попрощавшись с ней, я вышла за полдень на улицу. Солнце припекало. Было жарко, и хотелось искупаться.

Вода медленно текла по широкому руслу реки. Ребятня шумно возилась на берегу. Загорая, вперемешку бултыхаясь с разбегу в воду, истошно кричали от удовольствия. От реки шел смех, задор, веселье.

Засмотревшись на них, я улыбнулась: "Как хорошо всё-таки быть дома", - и, поднявшись от берега к дому, скрылась в проёме двери.

 

Comments