Олег Копытов

Какое гражданское общество может быть построено в России? (Сценарии)

 

Перед тем, как описывать вышеупомянутые сценарии, требуется определиться с контуром понятия "гражданское общество", причем применительно к России, где специфическая история и специфическая демократия, где новейшая история гражданского общества насчитывает всего 20-25 лет.

Нам чрезвычайно близки взгляды А.Ю. Сунгурова на типологию гражданского общества, его секторов и его взаимо-отношения с легитимной властью (государством) и незаконными средами, претендующими на власть.

Эти взгляды изложены в работе [1] и схематически взгляд А. Сунгурова на секторную структуру общества представлен следующим образом.

 

Таблица 1. Секторная структура общества.

 

Сектор/уровень     I сектор       II сектор        III сектор

 

Деятельностный    Государство       Экономика,              Сфера

                                                              частный бизнес    деятельности НКО

Гражданское             Политическое    Экономическое    Сообщества

общество             сообщество          сообщество          третьего сектора

                               (партии,               (профсоюзы, биз-        (НКО)

                               движения)            нес-ассоциации)

                                                                                             

Негражданское    Подпольные  и      Организованная    Агрессивные

общество            террористиче-          преступность          секты

                              ские организации                         

 

Мы, вслед за многими исследователями, а сегодня уже и вслед за современным российским правом (см. Закон об НКО, некоммерческих организациях, 2012 года)  противопоставляем политику и гражданское общество. Но стоит учесть, что  понятие политика - двойственное, в нем совмещены разновекторные сущности: искусство управления и борьба за власть. На второе в немалой степени направлен первый сектор, отчасти - второй, и нисколько (по определению, в идеале) - третий. Хотя помочь власти совершенствовать искусство управления третий сектор, второй и, конечно, первый сектор гражданского общества может, способен и даже обязан.

Итак, как мы уже высказались выше, и здесь это подчеркнем, мы видим подлинно гражданскими только третий общественный сектор и экономическое сообщество в современных условиях России как развивающие именно свободное гражданское общество. По нескольким причинам.

Именно они

1) не имеют компрометирующих их связи с властью и олигархией (нет стремления к власти, у их лидеров нет карьерных деятельностный мотивов);

 2) они не имеют или почти не имеют строгой, тяжелой иерархии, делающих их похожими на властные структуры (поэтому, например, в организации гражданского общества мы никак не можем включить "традиционные" политические партии новой России, такие как "Единая Россия", КПРФ, ЛДПР, СП, "Яблоко" и под.);

 3) их деятельность направлена именно на достижение общественного блага, но не проекта переустройства общества, достижения некой модели управления обществом, а тем более - не цели карьерного успеха в буржуазном смысле их лидеров и/или участников-членов (члены бизнес-сообществ, а тем более их лидеры уже такого успеха добились; а для членов "чистых" НКО он или уже также достигнут или неважен). Можно добавить и еще целый ряд признаков, по которым второй и в особенности третий сектор мы ставим в центр организаций гражданского общества.

Тогда и направления деятельности организаций гражданского общества мы рассмотрим именно для второго и третьего сектора общества.

В Докладе Общественной палаты РФ о состоянии гражданского общества в Российской Федерации 2006 года [2] приведены количественные данные, от которых необходимо оттолкнуться при любом анализе перспектив гражданского общества в России: "Если в 2006 году ту или иную вовлеченность в общественные инициативы демонстрировали 10-15% российских граждан, то потенциал развития общественной активности гораздо выше - до 25%. Этот потенциал, несомненно, будет расти по мере роста доходов населения и укрепления общественных институтов. Основание такого вывода - высокий образовательный уровень российских граждан, не отстающий от ведущих стран мира" [2, с. 54].

Не думаем, что показатель в 15 % превышен в 2012 году, даже в связи с событиями ярких протестных акций, начавшихся в конце 2011 года, продолжавшихся довольно активно до введения т.н. Закона о митингах 2012 г.  и поводом которым послужили не совсем внятные по процедуре выборы в Государственную думу РФ 2011-го. Да и вряд ли этой цифре в 15 % населения, вовлеченного в общественные инициативы и организации, стоит абсолютно доверять. Простой пример: один мой знакомый когда-то (в начале 2000-х) активно участвовал в мероприятиях одной из профессиональных негосударственных юридических организаций России и до сих пор в ней числится, а сегодня стал предпринимателем и вся его активность уходит в собственный бизнес, он входит в эти 15 %, поскольку "в списках еще числится"?

Мы не столь оптимистичны и в оценке "высокого образовательного уровня российских граждан", потому что тупиковая и патовая ситуация в российском более десятилетия реформируемом среднем и особенно высшем образовании очевидна, бурный рост высших профессиональных учебных заведений в конце 1990-х - первом десятилетии 2000-х гг. (3000 вузов в 140 миллионной РФ по сравнению с 600 в 300 миллионном СССР) в России ничем не был подкреплен, ни экономически, ни интеллектуально, с этим уже совершенно согласна сама власть - инициатор этой "реформы", теперь желающая на треть сократить количество российских вузов и, наконец, сделавшая или почти сделавшая международный индекс цитирования научных трудов, а не простые количественные показатели (площади аудиторий и "голов студентов" на одного преподавателя) мерилом рейтинга российских вузов, кстати говоря, в мировом рейтинге относительно советского времени сильно упавших.

Для сегодняшней власти наиболее интересен сценарий развития гражданского общества в России совершенно не связанный ни с "высоким уровнем" образования населения, ни со "стабильным и увеличивающимся" уровнем его доходов. Все действия сегодняшней власти в России дают легко понять, что ей интересен только такой вариант развития гражданского общества, когда осуществляется доминирование государства во всех сферах жизни общества, и НКО, другие организации гражданского общества, все его институты в целом будут развиваться только как "помощники власти". Причем в условиях, когда и на самом верху власти нет консенсуса, а есть борьба группировок, и ни у кого, включая президента, нет подавляющего преимущества и поддержки в реализации не только своих планов, но и распоряжений [3], - не власть вообще, а определенные группировки власти, среди которых обязательно будут президентские, будут искать определенной поддержки части гражданского общества, наиболее активной, эффективной группы организаций гражданского общества.

Для стран Запада (Нидерландов, Англии, Франции, Германии …, - и прежде всего США) интересен сценарий развития гражданского общества в России, который они уже осуществляют с конца 1980-х годов - под их контролем, по их направлениям и при их финансовых влияниях. Не только власти, но и серьезной аналитической журналистике в России конкретные организации, заинтересованные в таком сценарии, активно его продвигающие на протяжении последних лет, хорошо известны, они описаны современным публицистическим дискурсом. Вот, например, что пишет сегодня пером своего корреспондента газета "Взгляд" об одной из самых активных в формировании такого "прозападного" российского гражданского общества организаций - USAID: "Одно из основных направлений деятельности USAID - влияние на гражданское общество, будирование народных масс, политическая манипуляция. Эта организация протоптала дорожку и заложила фундамент для деятельности неправительственных организаций и фондов в России. Как раз в первой части Гражданского кодекса, которую в начале 1990-х годов пролоббировало USAID, расписаны положения о неправительственных организациях. Нормы статей 117-119 посвящены деятельности общественных и религиозных организаций, а также фондов", а также: "По данным сайта ForeignAssistance.gov, только в 2011 году совместно с Госдепартаментом США организация направила на поддержку нескольких десятков проектов в РФ 134 838 млн долларов. Более половины этой суммы расходовалось по направлению "Демократия, права человека и управление"  [4]. Сколько из них попало на организацию "Болотной" и "площади Сахарова" (в 2011-ом), "марш писателей" и иже с ними (уже в 2012-ом), рано или поздно будет известно широкой общественности до цента ("узкой" - известно уже сейчас).

 Даже Закон об НКО, об "иностранных агентах" 2012 г. не способен остановить эту финансовую "помощь", точнее, прямое экономическое воздействие на умонастроение части общества, политическую позицию некоторых лидеров и даже законодателей, не говоря уж об экономических субъектах, формирующих российское общество, поскольку вместо прямого финансирования НКО, занимающихся политикой, с июля 2012-го запрещенного законом, деньги на угодное Западу гражданское общество в России могут передаваться в виде пожертвований, через третьи физические либо юридические лица, через членские взносы и т.д., чего (всего!) не предусмотришь Гражданским или иным кодексом.

Муниципальной ветви власти интересно развитие такого гражданского общества, которое заточено на развитие только местных, городских проектов, причем такие организации, граждане, "патриоты города" должны проявить себя в сильном противопоставлении федеральному центру, поскольку в последние годы муниципальная власть почти абсолютно зависима от федеральной, ее экономические возможности заключены в том, сколько подачек ей удастся выбить из центра, сегодня местная власть остается фактически без собственных ресурсов и существует поэтому только в виде подчиненной части единого бюрократического механизма государства.

Здесь мы с особой пристальностью должны смотреть на то, насколько уже сегодня общественные организации города, например Хабаровска, готовы к такой роли (насчет Хабаровска сразу скажем: не готовы и долго еще готовы не будут, в Москве, Санкт-Петербурге и, например, Нижнем Новгороде и Самаре - почти готовы).

Ведущим институтам российского общества, таким как СМИ, церковь (двух ведущих конфессий - православия и ислама), силовые структуры (полиция, Следственный комитет, прокуратура, прежде всего) интересно такое развитие гражданского общества и его организаций, которые будут помогать организовывать управление и общественное развитие на основах порядка и свободного движения информации. Под порядком здесь понимается не только право, но и любой вид упорядоченности жизни (хотя они сильно взаимосвязаны, см. в качестве примеров на многочисленные случаи последнего времени в поиске не только полицией, но и волонтерами, просто быстро организованными гражданами пропавших детей). Здесь перспектива в том, чтобы общественные организации "изнутри общества" развивали интеллект, культуру (нравственность, а также правовую культуру), так называемый здравый смысл (который опять-таки заточен на традиционно понимаемую нравственность).

 

Закономерно возникает вопрос: а что же интересно самому гражданскому обществу? Наш ответ не может быть помещен в вышеописанный ряд по одной важной причине: мы считаем гражданское общество лишенным возможности самоформирования из-за его природной вторичности. Оно не первично и всегда зависит от тех или иных "крыльев"  общества, от общественных институтов, от власти, от оппонентов власти. Любая НКО, НГО сама по себе - неэффективная организация, чему есть очень серьезные научные подтверждения [5].

Поэтому одним из оптимальных сценариев развития гражданского общества мы видим любой, который станет возможным после повышения эффективности государства, при условии, что после такого повышения государство захочет и сможет создать систему не запретительных и ограничивающих рамок, как сегодня, а систему поддержки развития гражданского общества. От последнего потребуется в таком случае только повышения культуры и самоотдачи - как каждого члена организаций гражданского общества, так и его лидеров, разумеется.

Но поскольку до повышения эффективности Российского государства еще далеко (см. например, экономические рейтинги России, рейтинг коррупционности, рейтинги по здравоохранению и образованию, и др.  [6; 7; 8; и под.]), то процессы развития гражданского общества в России, его институтов и организаций будут в ближайшем обозримом будущем идти многовекторно, сразу по всем вышеозначенным сценариям, с той или иной степенью превалирования одного из них, в зависимости от быстро меняющейся картины общественных приоритетов в России, а главное - планов развития и самого развития государственной власти.

 

Литература:

1.     Сунгуров А.Ю. Гражданское общество: первые шаги.. - СПб.: Норма, 1999. - 272 с.

2.     Доклад Общественной палаты РФ о состоянии гражданского общества в Российской Федерации. - М.: Изд-во ОП РФ, 2006. - 133 с.

3.     Черняховский С. Путин становится "Штирлицем" в собственной вертикали власти // Накануне. RU, 14.08.2012: [Электронный документ] // Режим доступа: http://www.nakanune.ru/articles/16790/

4.     Рубанова Р. "Поработали над идеологией" // Взгляд: общественно-политическая газета, 27.09.2012.

5.     Борисова Е.И., Полищук Л.И. Анализ эффективности в некоммерческом секторе: проблемы и решения: Препринт WP10/2008/02. - М.: ГУ ВШЭ, 2008. - 32 c.

6.     Миронов В., Авдеева Д. Конкурентоспособность России в международных рейтингах: 10 лет спустя // Forbes, 17 января 2012. - С. 5 - 8.

7.     Какие места занимает Россия в мировых рейтингах, 2012 г.: [Электронный документ] // Режим доступа: http://www.mr7.ru/articles/43146/

8.     Мельвиль А.Ю. Россия в мировых рейтингах: перезагрузка / А.Ю. Мельвиль // Эксперт. - 2006. - №43 (537). - С.24 - 39.

Comments