Лидия Смирнова

Тайны старого леса

или Два сезона

                                       

 Он всё знал о жизни: добрый и старый лес-мудрец.

 

 Сезон первый       

Сейчас он радовался и грустил, ожидая этих  влюблённых, томясь в неге бабьего лета. 

И они… Ожидание свидания… Встреча.

Осенний лес раздвинулся и открыл для них свой тихий уголок,  заботливо притенив ветвями человеческую тайну от солнца.

Слабо шуршит листва, медленно опадая и укладываясь под их слаженными шагами. Пунцовым цветом наполнен кленовый букет в руках женщины…

Время, вовлекая в свой невидимо-гибкий поток, волшебно замедлило темп. И скоро для двоих ушло куда-то далеко всё - прошлое, настоящее, будущее, забылось вместе с недавним главным, как ненужное… Сейчас здесь только они в своём счастливом бездумье. Господство чувств обрела ласковая поляна.

В золото нитей-ветвей нарядного леса, замершего в ожида-нии чуда, хрустальными каплями вплетается звук его голоса: "Люблю, люблю, люблю". Светло-прозрачные озёра, реки без берегов, ручьи - текущая горная вода с тёмными камешками на дне - его глаза. Кажется, они тёплым живым потоком вливаются в неё, и хмеля, завораживают. Она в них живёт, верит, растворяется: "Люблю, люблю, люблю". Радостные губы прильнули к  её губам. Руки нежно вовлекли в половодье чувств.

"Люблю, люблю, люблю", - наполняется трепетными звуками притихший лес. "Люблю,,,", - шепчет живая листва. "Люблю…", - вторит ей зелёный покров трав. "Люблю…", - нежным и долгим эхом откликается помолодевший дух леса, не в силах сдержать тайну.

 

Сезон второй

Машина, влажно шипя, вскарабкалась, подслеповато не разбирая дороги, на невысокий травянистый зелёный склон и встала, небрежно скривив шины. Широкий, раска-тистый и осклизлый её след,  местами глубоко врезавшийся в росистый лесной наст, неожиданно обнажил его чёрную природную основу, а мятая, растерзанная свежим машин-ным ходом трава, истекая млечным соком,  издала залп острых дурманно-горько-сладких ароматов осота, клевера, одуванчика и земляники.   

Дверцы машины нервно распахнулись с двух сторон одно-временно, но никто из неё не вышел: мужчина и женщина мгно-венно прекратили свой неспокойный разго-вор, замерев на мес-тах, заворожённые  густыми запахами и открывшимся видом.

На их глазах вставало-просыпалось утро в лесу. Ещё низко, но сквозь редкие деревья было видно, как  уверенно и розово заявлял о себе восход солнца на чистом небе, пробуждая лес… Воздух прорезали тонкие и бесконечные звуки комариного хора. Послышались отдалённые голоса ягодников - созрела земляника.

Женщина вышла из машины, почти сразу увидела под ногами краснеющие  ягодами кустики. Автоматически наклонившись, сорвала несколько земляничек, задумчиво посмотрела на них, вдохнула их аромат, попробовала на вкус и, ощутив ягодную сладость, улыбнулась. Вскинула глаза к небу, посмотрела на солнце из-под ладони, потоптавшись на месте, оглядела необычный ягодный холм, на котором находилась машина, и наконец-то ощутила яростное вероломство лесных голодных комаров. Вот они-то, похоже, и вернули её к действительности…, эти комары кого угодно расшевелят и заставят думать о защите. Женщина, будто глотнув лесного эликсира бодрости, свежая и уверенная вернулась в машину.

В лесу было слышно, как ей навстречу  сдержанно прозвучал мужской голос:

- Аля, так ты мне окончательно не ответила: едешь со мной?

Женщина помолчала. Они неоднократно обсуждали эту тему, и он знал её ответ, но сегодня был решающий день, вечером Виктор уезжал отсюда навсегда, и он ждал от Альбины другой, нужный ему ответ. В лес тихо, но уверенно донеслось её односложное:

- Нет.

- Ну почему? Ведь я тебе всё уже объяснил. Будет так, как сказал: я никогда не вернусь в семью, там всё решено, "топор войны" достали давно. А сейчас мне нужен только официальный развод. А служить?.. Ну что ж, буду служить пока там же, где живёт семья, но добьюсь нового направления, и мы  переедем. Ну что, Аленький, согласна? - и добавил тише:

- Выпивать не буду…, завяжу совсем… Не молчи. Надо ехать и изменить это нельзя: посмотри на мои погоны.

Он продолжал говорить то отрывисто с командными нотками в голосе, то, кажется, с трудом подбирая слова и сдерживая эмоции. "Убеждает и оправдывается. Меньше бы говорил - больше веры было", - подумала отстраненно Альбина.

Она давно предполагала, что именно так всё закончится  у них с Виктором, что и происходит сейчас. "Любовь, долг… или долг, затем любовь, теперь отъезд… А как я могу оставить свою маму одну? У неё кроме меня никого нет. Об этом вопрос не стоит… Да и вообще, что это я? Хоть себе-то я могу сказать правду, что устала безмерно. Уже стали невыносимы его частые выпивки в кругу друзей и сомнительные командировки. Устала. Устала. А что осталось от любви…? Нет, всё равно, так дальше продолжаться не может. Точка", - думала Альбина.

Она открыла влажные глаза, услышала Виктора, посмотрела через стекло на лес. Лес отозвался радостным и ярким светом, пением невидимых птиц и бесконечным "ку-ку". Совсем близко зазвучали детские голоса ягодников.

Пора уезжать с земляничного холма. И Виктор, с явным раздражением заведя двигатель и не закончив фразы, вывел машину на лесную дорогу, а затем свернул с неё в самую гущу деревьев, под их высокие кроны.

Дремотно тихо стоял вокруг машины мощный лес, как бы стараясь не помешать сложному разговору Виктора и Альбины. Но не спал дух леса. Он, как всякое живое разумное существо, видел, слышал и понимал. Часто, бывая единственным свидетелем  ярких и высоких  проявлений людей, он безудержно радовался за них и веселился вместе  с ними.

Но порой он грустил. Вот так как сейчас, наблюдая за молодой красивой парой, сидящей в машине. Что-то там шло Он помнил их первый приход в его лесное царство четыре года назад за букетом, когда особенно загадочно красив был его осенний лес… Мужчина и женщина были прекрасны! Они парили над землёй! (Он видел их возвышенные чувства.) Какое хорошее было начало! Он был счастлив за них тогда. А сейчас…

Дух леса оглядел своё царство, прошёлся ветром по ярко-зелёным верхушкам деревьев, кустарников и трав - всюду нужен его рачительный взгляд.

И вдруг он уловил  неприятный ему отзвук тонкой болезненной раны - холод сквозняка, который шёл из машины людей. Он сразу понял: это вещает их разлуку… навсегда. А ещё он уловил горький привкус страдания… острее женского, чем мужского. Хотя… здесь   мужское чувство длиннее - Виктор выбрал неправильное, а значит, несчастливое направление в жизни, его будущие удовольствия скоротечны и мелки. А вот от женщины пахнуло теплом и постоянством, добрым домом и детьми, которыми она вскоре будет награждена... Она будет долго радоваться своим простым  женским заботам.

Дух леса никогда не ошибался в прогнозах природы.  Ведь он вечно,  чудесным образом ощущал гамму красок лесной и человеческой жизни.

 

 

 

Comments