Л. Мыльникова

Счастливый человек

 

Держу в руках книгу, выпущенную к 60-летию Комсомольского-на-Амуре нефтеперерабатывающего завода. На последней ее странице  размещены  портреты  известных  нефтепереработчиков.  Заголовок к фотографиям указывает на то, что эти люди  - золотой фонд завода. Сегодня интересно " перелистывать" судьбы этих людей , которые в будущем составят ядро коллектива. Словно   читаешь книгу, эпилог которой  тебе известен. Тру-дится,  например,  на нефтеперерабатывающем заводе  Камил  Гарифович  Камалов, не подозревая еще о новом назначении, о своем нынешнем ранге - заместителя генерального директора по производству.

А познакомилась я с Камилем Гарифовичем незадолго до перестройки. На заводе он работал уже двенадцать лет. За это время побывал оператором на установке, начальником эстакады, начальником товарного цеха. Был отстранен от этой должности.  И вот  в 1993 году  был вновь назначен. На этом трудовом изломе  Камила и  состоялась моя  встреча  с ним.. Не буду лукавить , честно скажу, что как журналиста меня волновал вопрос: почему выбор пал на него, ведь нельзя  дважды войти в одну и ту же реку ? Думала при этом об  обстоятельствах, которые, порой, ставят администрацию в положение Робинзона Крузо. Помните, с кадрами у него было туго?  Но мы живем не на обитаемом острове,- размышляла я. Потом  пыталась разобраться, доискаться до причины, почему у Камалова не получалось. Для этого встречалась с людьми, с кем  начинал Камил свою трудовую биографию Мнения сливщиков, операторов помогли мне составить портрет молодого специалиста. Вначале он производил впечатление робкого, застенчивого человека, потому что Камил не кричал, не угрожал, не  топал ногами.  Находились смельчаки , которым хотелось, что называется взять на абордаж такого начальника: ослушаться, провести вокруг пальца. Удавалось это всего  раз, потому что здесь Камалов показывал свой характер: от своего не отступал, контролировал и разгильдяйство наказывал..Друзьям тоже поблажек не делал. Наказывал рублем. Он уже тогда понимал, что это главный рычаг в производственных отношениях .  Моралистика не помогала. Да и стыдно взрослых людей воспитывать, причем старше себя. И как кажется мне , Камалов знал другое: критиковать непорядок, указывать, как надо работать - это прекрасно. Но еще важнее - уметь показать ,как именно надо. Никто не мог сказать, что Камил не умел работать . Не жалел себя, постоянно пропадал на эстакаде, не гнушался инженер с высшим образованием физической работы и в нужный момент мог  подставить свое плечо товарищам. Это подкупало в нем подчиненных и вызывало к нему уважение.

   Люди со стороны,  не из цеха, быть может ,упрекали  его за выполнение не  свойственной начальнику  цеха работы, может  это и явилось в конечном итоге причиной некоторых упущений . Но вот что бесспорно: всякое поощрение творческой инициативы себя оправдывает. Всякое сковывание - за себя мстит. Были на пути Камалова администраторы, страдающие охотой вмешиваться во все. На большие проблемы их порой не хватало, но всегда они находили время, чтобы указать на ошибки. А если к тому же было давление сверху, пощады не жди. В то время в практике были всесоюзные планерки,  и завод часто получал " втык" за розливы, которые облагались большими штрафами. Труднее,  оказалось, помочь Камалову устранить неполадки в работе эстакады. Проще было - сместить человека.

   Но лучше, как показала жизнь, не стало. Администрация завода сочла нужным  снова обратиться к профессиональным качествам Камалова.  Кто- кто, а он-то  , все знали , с закрытыми глазами видит всю систему трубопроводов, по которой прокачивают нефть, поступает готовый продукт на отправку к потребителю. В мастерстве ему не занимать. Камил Гарифович в позу не стал. Думал не о себе,  думал о заводе.  Но от принципов своих не отказался.

 

 -И все-таки изменения есть,- пришла я тогда к такому выводу, Можно сказать  - у Камалова началась  вторая жизнь. То было время исканий, это - отдачи. Вернее, там он больше накапливал, чем отдавал, тут больше отдает, чем накапливает. Появилась смелость в постановке проблем и методическое упорство в их решении, твердость самооценок, умение идти навстречу трудностям. Это не означало, что его не постигали ошибки. Трудности и нарекания не проходили стороной. Но в Камалове  выработалась педантичность предупреждать их. С моими наблюдениями  соглашался  и Геннадий Анатольевич Лебедев, тогда  заместитель директора по производству

- Думаю,  Камил Гарифович,  - говорил Геннадий Анатольевич,- вновь  принял предложение руководить цехом,  потому что был уверен в глубине своих знаний схем трубопроводов и технологии приготовления нефтепродуктов. С его приходом производственная служба сразу почувствовала изменения. Диспетчеры перестали заниматься цеховыми вопросами, освободились для решения заводских проблем.  Помните, сколько лет береговое хозяйство было прорехой на производстве! Теперь там порядок. Проблему по зачистке резервуаров сдвинули с мертвой точки. И что мне всегда нравилось в характере Камалова, а с ним рука об руку я работал в цеху, так это то, если он дал  слово, обязательно сдержит. Положиться на него можно. При Камалове сократились простои вагонов- цистерн, уменьшилось количество штрафов за остатки нефтепродуктов в них, А это .скажу вам, была не только внутрицеховая беда, которая отражалась на систему противопожарной охраны завода … Кстати, я сам слышал хорошие отзывы о нем от руководства ВПЧ. Камил Гарифович серьезно занимается  вопросами противопожарной охраны, очень внимателен  был к замечаниям Госгортехнадзора.

  Про себя Камил Гарифович  мало  рассказывал. Об увлечениях сказал, что заядлый лесник и фотограф. Он очень скромный человек. Когда телевидение снимало сюжет о семье Камалова по рекомендации школы, где учились дети, в тот день Камил Гарифович задержался на работе.

- Это он специально сделал, - заметили его коллеги.- Выпячивать себя он не любит.

Уже расставаясь, я спросила  в ту нашу встречу:

-А если бы начать все с начала, какую бы профессию выбрал, Камил Гарифович?

-Иных профессий в нашем поселке нефтяников, где я родился, не было.- был  ответ. Но, к счастью, без воспоминаний не обошлось, из которых и стало известно, что Камил Гарифович  закончил Уфимский нефтяной институт, и что был у него выбор - или вернуться в родные пенаты, к нефтедобытчикам, или ехать сюда, в Комсомольск, где проходил практику, где его ждали и обещали, как молодому специалисту, квартиру.  Камил выбрал второй вариант, потому что  к тому времени он был женат, и молодоженам хотелось самостоятельной, не зависимой от родителей жизни. С женой Ириной они познакомились здесь на заводе. Сразу разглядел в молодом специалисте Омского института  понимающую, терпеливую, заботливую мать своих детей. У них сын и дочь.  Дома всегда спокойно и ладно. Вечером ждет горячий ужин  на столе и никаких упреков, потому что Ирина сама выросла в башкирской  семье нефтяника, где мужчина был главный и на первом месте  у него работа.

   Еще раз встретиться с Камаловым довелось совсем недавно.  Прошло два десятка лет. Повод был  - поздравить  с присвоением звания " Почетный работник НК "Роснефть"" и заодно с получением предыдущих званий: " Почетный нефтехимик" и  " Почетный  работник Министерства энергетики Российской Федерации" Все такой же: невысокий, худощав, с открытой улыбкой на лице, опрятен. Глаза, как глубокий колодец, в котором , казалось, поселилась вековая мудрость башкирских отцов, все также прост в общении. Пожалуй, самоирония добавилась в его словах.

-Я как солдат в армии: начал с сержанта, пришло время  - стал лейтенантом. -  Так  отвечал он на мой вопрос, думал ли  в молодости о карьере. А потом совсем серьезно : 

- Наверно думал.  Я  вглядывался в  старших товарищей, руководителей завода и спрашивал себя, как бы я поступил на их месте в той или иной ситуации .. Но не карьера важна для  человека, важен его профессионализм , который достигается только тогда, когда  он постоянно трудится в одной отрасли. И тут Камил Гарифович  принялся увлеченно рассказывать о масштабах модернизации завода, о  том ,что завод строится с использованием самых совершенных технологий и оборудования, соответствующим мировым стандартам качества, о благоустройстве территории и культуре производства, сделал акцент на автоматизации, которая позволяет оперативно управлять производственным процессом , о молодежи, которой очень интересно сейчас работать. Рассказывал так, как мог рассказывать влюбленный в свой завод, в свою профессию человек . Все пересказывать не стану. Скажу: на заводе Камил Гарифович работает 35 лет. Я видела: человек горд своим делом, верен своему ремеслу и правила его четко очерчены:  он не  произносит "да", когда думает "нет", когда сомневается, говорит правду, умеет рисковать и брать ответственность на себя. Так часто и происходила в бытность руководства товарным цехом, когда из-за несовершенной технологии приходилось больше полагаться  на интуицию. Он и сейчас на 50-60 процентов на нее полагается и  бывает очень доволен, когда она не подводит..Сам человек честный, он любит эту черту характера в других людях.

  Камил Гарифович прожил пять десятков лет так, как ему хотелось. Он достиг того, что по его понятиям необходимо человеку для счастья. Он посадил дерево, построил семью, дети ни в чем не подвели своего отца. Его любят, уважают коллеги, он много работает, он любит и уважает свое дело. Значит  Камил Гарифович Камалов  счастливый человек. А  о том, какой  след он оставит  на земле - наступит  когда-то черед рассказать его ученикам.

 

Comments