Александр ЛОЗИКОВ

БЕЗДНА

 

(Сцена на берегу моря)

 

ПОЭТ

И вот итог... остался без работы.

До пенсии три года... доброхоты

Устроить обещали на завод,

Да, видимо, расклад теперь не тот.

Вот так пообещали и забыли.

Я, правда, сам во многом виноват:

Не выдержал крутого изобилья

Заморских вин, - так люди говорят,

Но истина скорее в донкихотстве,

А не в вине. Вчерашние пропойцы

Внушают мне, похлопав по плечу:

Крепись, старик, на лучшее настройся,

А я тут одно дельце прокручу...

Я не в обиде. Лучшая награда

Судьбы не рюмка доброго вина,

Не эта современнейшая правда,

Которая нам Ельциным дана.

Она во мне: не гнуться перед Богом,

Банкирам дутым ноги не лизать,

Найти дорогу к отчему порогу,

Где в новый узел время завязать.

Не просто это, это так не просто,

Что и прыжок над бездной не страшней

Старушка нагадала мне по звездам,

Что выгонит жена меня взашей.

Что отвернутся дети и с петлею

На шее я земной закончу путь.

Не только для того чтоб успокоить

Она меня хотела припугнуть.

Шагнул я в безработицу, как в пропасть,

Аж дух перехватило, и не опыт,

Ни гулкий топот гнева по строке

Меня не поддержали... даже ропот

Волны в давно погасшем маяке

Не удержал меня над бездной, чтобы

Поверить в тайный замысел судьбы,

Где даже именитые особы

В слепом паденье разбивают лбы.

Я жду тебя, отец! Давно оборван

Земной твой путь. Удавка жизни горло

Сдавила так, что только ты, отец,

Возвысившись над собственным позором,

Сегодня не ускоришь мой конец

Ты гордым чайкам крылья обрывал,

С мечом в руке взлетев на пенный вал.

Над храмами, где хлопотали хамы

Где паханы, назвав себя богами,

Мальчишек с просветленными умами

На взлете убивали наповал.

Приди, отец!?.

 

ОТЕЦ

                       Жизнь - суета сует -

Итог перемещения в пространстве.

В работе ты сгорел,сосед твой в пьянстве,

Особенных различий в этом нет.

Ты ритмом строек душу ублажал.

Чего желал того я не дождался.

Но ты, из ножен вырвав свой кинжал,

За что в слепом неведенье сражался?

 

ПОЭТ

За то, за что и ты! Ты не достиг высот.

Когда окрепли крылья для полета

Тумана в пропасти не отличил ты от

Туманного в ту пору горизонта.

 

ОТЕЦ

Я падал, не летел...

ПОЭТ

                           Ты и меня увлек,

Я видел кровь разбившихся о скалы.

А сколько было их, по нраву добрых малых,

Польстившихся на сталинский паек!

 

ОТЕЦ

Над пропастью несбывшихся надежд

С цепями прошлого лететь тебе не тошно?

Припомни кукурузный хлеб с картошкой

Сейчас, когда южнокорейской ложкой

Заморский суп захлебываясь ешь!

Мы жили без подачек. Вместо дач

Настроили бараков за колючкой.

Но, верные мечте о доле лучшей,

Последний мы не прятали калач.

Для русских зарубежное дрянцо

Тупого накопительства не ново.

Пока не потерял свое лицо

Позволь отцу уйти... В конце концов,

Останешься бойцом, не отвергая слова,

Которое завещано отцом.

 

ПОЭТ

Я ждал твоей поддержки...

 

ОТЕЦ

                                    Извини,

Но я твоих надеж не оправдаю.

Поймешь ли ты меня? Как я страдаю

И как страдал в былые наши дни?

 

ПОЭТ

Ты видел свет в конце тоннеля, ты

Уверен был, что ты уже у цели...

 

ОТЕЦ

Когда, ломая крылья, с высоты

Катился в пропасть?.. Трупики в постели

От голодухи высохший детей

С мольбой в глазах... Да что вы в самом деле

Терзаете мне душу?!.

 

ПОЭТ

                                  Новостей

Ждал от меня хороших? Неужели? -

Был у тебя аванс в конце недели,

Бутылка водки... и на сеновал

К чужой жене...

 

ОТЕЦ

                   А ты большой нахал

Как погляжу... ладони вон вспотели,

Так хорошо нам было в душном сене,

Хотя моих не зная намерений

Лгала она и я в ответ ей лгал.

 

ПОЭТ

А ангелы в Раю?..

 

ОТЕЦ

                     Истопником в Аду

Пристроил меня Бес. На Беса не в обиде,

Я все равно, в каком не знаю виде,

На землю нашу грешную сойду.

Ну что ж, прощай! Прощай, сынок.

Не вздумай

Тревожить мать... Уверена она,

Что в мире тебе выпала фортуна

Держать высокой жизни стремена.

 

ПОЭТ

Не уходи? Мне страшно в этом мире.

Возьми меня с собой, пусть это будет Ад.

Готов топить котлы, кипеть в зловонном жире.

Нет ничего страшней движенья наугад.

 

ОТЕЦ

Не хлопочи, сюда всегда успеешь.

Сегодня и в Аду немало сволочей.

Прощай! Чем угрожающей ущелье,

Тем ярче среди скал беснуется ручей.

 

ПОЭТ

(Один)

О, как я одинок! У матери, похоже,

В Раю немало дел, всего дороже

Ей в жизни были Бог и Иисус.

Две истины, которых я боюсь.

Не в том, что они есть, я сомневаюсь,

А в том, что я когда-нибудь покаюсь

В своих грехах... Мне сладок этот груз.

 

МАТЬ

Ты звал меня?

 

ПОЭТ

                  О, мама, как прозрачно

Твое лицо, как облако сквозь сон...

Я разве звал тебя?

 

МАТЬ

                          Я не могла иначе...

 

ПОЭТ

Ты поспешила к Богу на поклон?

Неужто всех выслушивает он,

Кто иногда в жилетку ему плачет?

 

МАТЬ

Поклоны бить меня учила с детства

Прабабушка твоя. Нам никуда не деться

От этих взмывших в небо пирамид.

Как жаль что на меня не можешь опереться.

Сегодня то, что было моим сердцем

Перед тобою облаком парит.

 

ПОЭТ

Ты так прекрасна, дай мне надышаться

Прозрачной дымкой сердца, может статься

Она горящий мозг мой освежит.

Я чувствую, как все во мне дрожит,

Довольно перед жизнью пресмыкаться,

Я жить хочу, я вечно буду жить...

Спасибо, мама. Как однако ярок

Рассвет над миром, - дымкой по реке

Плывет и оседает вдалеке...

Спасибо тебе, мама, за подарок -

Прикосновенье облака к руке.

 

(После небольшой паузы)

 

Зачем она на землю приходила,

Ведь я ее не звал? Как прежде бдила...

Неужто, и сегодня каждый шаг

Фиксируется мой на небесах?

О, мать моя, я сломлен, я раздавлен.

Тебе известно все, все стены спален,

В которых я, в отсутствие мужей

Был с женами их нежен и нахален.

Желанней мужа был, но не нужней.

 

(Появляется пожилая, не потерявшая

привлекательности женщина)

 

ЖЕНЩИНА

Не довелось нам встретиться людьми,

Прими меня, хотя бы в виде духа.

Я понимаю, что уже старуха,

Но все же... подойди и обними.

Я первая любовь твоя, неужто

Запамятовал? Я на побегушках

Всю жизнь была. Ты, баловень судьбы,

Ни разу не позвал меня послушать,

Нет, не стихов... хотя бы похвальбы.

Чего и как достиг ты в этом мире.

Пока ты для блядей бренчал на лире,

Меня любой пройдоха унижал,

Не обнажая, делал свое дело.

 

ПОЭТ

Но ты сама ведь этого хотела?

 

ЖЕНЩИНА

О, Господи, меня он не узнал!

 

ПОЭТ

Постой, постой, с тобою мы в десятом

Поссорились на физике, ты братом

Запугивала слабого меня,

И ты и брат и вся твоя родня

Делили мир на нищих и богатых.

Я нищим был! 

 

ЖЕНЩИНА

                     Мышиная возня

Родителей? Неужто в ней разгадка

Всей жизни неудавшейся моей?

И ты молчал? Какой же ты злодей.

 

ПОЭТ

Так почему ты мне не написала?

 

ЖЕНЩИНА

Писала я по десять писем в день.

Записками однажды забросала.

Ты их прочел? Ответить было лень.

Я навсегда запомнила калитку,

Зеленый хмель, опутавший плетень

И ты, давно забывший про обиду,

И рядом я, не нужная, как тень,

Стою, глотаю слезы, заклинаю:

Взгляни в глаза! Но ты отводишь взгляд.

 

ПОЭТ

Ты не сказала? Я не понимаю?

Я ждал тебя, искал, не наугад,

Но получал свои же телеграммы,

С тупой пометкой: выбыл адресат.

 

ЖЕНЩИНА

Так значит, ты любил меня?

 

ПОЭТ

                                  Дай руку?

Ты где? Ты воздух? Разве я смогу

Перенести еще одну разлуку?

Как ты пришла без следа на снегу?

Ты где живешь?

ЖЕНЩИНА

                    Между землей и небом,

Ни Бог ни Бес своей не признают.

Не взяли и в чистилище... О гребень

Морской волны разбил ты мой уют.

Ты слышишь стон? Душа моя живая.

Бездомная, на скалы налетая.

Зовет тебя. Ты слышишь ли мой зов,

Наполненный такой безумной силой.

Что вышел океан из берегов?

Я буду вечно звать тебя, мой милый.

 

ПОЭТ

Опять стою один среди снегов.

Сошлись над морем толпы облаков,

Не знаю я о чем они толкуют,

Кого они так гневно критикуют?

Кого зовут, друзей или врагов,

Сшибаясь огнедышащими лбами?

Слезу любимой чувствуя губами,

Бегу по валунам, по скалам, по снегам

Все выше к небу! К вам бегу я, боги!

Но глубоки небесные чертоги,

Да и не место в мире шатунам!

Я ничего не стою в мире этом,

Когда один над пропастью стою.

Когда то я мечтал залить тревожным светом

Мечтательную родину мою.

Какая грусть в тревожном крике моря,

Какая боль в кипении волны.

Вот так бы встать и, криком морю вторя,

С обрыва бросить жизнь на валуны…

Comments