Ирина Мещерова

                                                         Комсомольск-на-Амуре     

 

 ТАКАЯ  ЖИЗНЬ

 

 

*  * *

Сиянье звёзд, сверканье глаз,

Туманы, слёзы и рассветы

В столетьях много тысяч раз

На всех наречиях воспеты.

 

Но вот струится лунный свет,

Обряд свершает чародейства

И вновь рождается поэт

Для предначертанного действа.

 

Из века в век ему творить

Из старых слов узор незримый.

Одна и та же вьётся нить,

А кружева неповторимы.

 

ПУСТЫНЯ  В  ОАЗИСЕ

 

Всего земного выше,

В обличии венца,

На величавой крыше

Помпезного дворца,

 

Белея кучеряво,

Застыли облака,

Как будто ради славы,

Как будто на века.

 

Цветастые палатки

Заманчиво щедры:

Холодным кисло-сладким

Спасают от жары…

 

Оазис процветает,

Не ведая о том,

Что, крадучись, вползает

Пустыня в каждый дом…

 

Песчинка за песчинкой,

Всё глубже путь буря,

Проторенной тропинкой,

Не тратя время зря,

 

То пеною игривой

Прикрывши свою сушь,

Втекает вместе с пивом

В сосуды юных душ,

 

То ищет мутным взором

Поникнувших людей

Бутылки между сором

По урнам площадей,

 

То едкой струйкой дыма

Отравит эмбрион…

Она неумолимо

Ползёт со всех сторон.

 

***

Полнолуние… Всё серебрится.

Оставаться в квартире невмочь.

Я пойду. Я хочу насладиться

Сонным городом в летнюю ночь.

 

По асфальту, стуча каблуками,

Упиваясь звучаньем шагов,

Под мерцающими фонарями

Прохожу мимо серых домов.

 

Одиноко внимают витрины

Колыбельным напевам сверчков.

Иногда пролетают машины

Лёгким роем лесных светлячков.

 

На пустынных задумчивых плитах

И уснувший фонтан не шумит,

И театр, слабым светом облитый,

Миражом молчаливым стоит.

 

И Амур под луной замирает,

В лёгком трепете, еле дыша…

И, усталая, вновь оживает,

Возвращается к жизни душа…

 * * *

Есть где-то город чудный,

Возможно Изумрудный,

За тридевять морей.

 

В нём можно ночью даже

Пойти гулять без стражи

Под светом фонарей.

 

А если из-за дома

Какой-то незнакомый

Прохожий невзначай,

 

То может быть влюблённый,

Луною опьянённый,

Бродящий по ночам,

 

То может быть учёный,

Идеей увлечённый,

То может быть поэт.

 

И в каждом переулке,

Дворе и закоулке

Причин для страха нет.

 

В далёком Изумрудном

Невероятном, чудном

Настал желанный век:

 

Там в самый тёмный вечер

Случится нам навстречу

Лишь светлый человек.

 

 

*  * *

Улетают на юг

Перелётные птицы.

Зонтик рвётся из рук,

Изгибаются спицы.

 

Рвутся с клумбы цветы

В ту же сторону, к югу,

Простирая листы

И толкая друг друга.

 

Бьётся ветер о дом

И афишу срывает.

К ней в тоске о былом

Жёлтый лист припадает.

 

Под фонарным столбом

В лужах капли искрятся.

В этом мире сыром

Мы должны продержаться.

 

Будет буря стихать,

Выйдет месяца ломтик.

Не спеши улетать,

Мой поломанный зонтик.

 

ОСЕННИЙ ВЕТЕР

 

Шуми-шуми, мой рыжий лес!

Качай скрипучими стволами!

И, доставая до небес,

Маши корявыми ветвями!

 

Все звуки мира заглуши!

Мне в эту осень, знаешь, надо

Так загулять в твоей глуши,

В круговороте листопада,

 

Чтоб только ветер в волосах,

Как сто неистовых симфоний

На ста невиданных пирах

И … ни души на жёлтом фоне,

 

И чтобы глупые мечты,

Пустые грёзы и надежды

Так разбросал, развеял ты,

Как свои пёстрые одежды.

 

 

Грозовое

 

Лохматый мокрый тополь гнётся,

Гром заглушил тревоги дня,

И небо пасмурное рвётся

От стрел небесного огня.

 

Трещит, сверкает звонким пиром

Стихия бури грозовой,

Играя тучами над миром

И над моею головой.

 

Теперь и плакать нет резона:

Слеза в пространстве не видна,

Когда от неба до газона

Воды косая пелена.

 

А только что в груди гремело,

Рвалось на несколько частей…

Но эти огненные стрелы -

Они сильней моих страстей!

 

ИГРА

 

Кто пишет сценарий по ходу игры?

Чьи быстрые перья до крови остры?

Опять меня в жертву, на жгучую боль?

А я не желаю играть эту роль!

Но высшей фантазии страшен полёт,

И я попадаю в тугой переплет.

Опять под дождями, по мхам  и болотам?

А я не согласна с таким поворотом!

 

Где брешь в той черте, что замкнула мой круг?

Куда простирать мне моление рук?

Кому отсылать негодующий глас?

Куда поднимать измождение глаз?

В оконный проём, к полуночной звезде?

А, может быть, он существует везде?

Везде, где я есть, там его и обитель,

Там ставит спектакль режиссёр - повелитель,

 

Невидимый мастер - всесильный талант,

Судеб постановщик, художник - гигант.

На круглую сцену, по воле своей,

Закинул меня он в одну из ролей.

Ему-то всё ясно с прозрачных высот:

И что со мной было, и что меня ждёт.

Наверное, в зале - раскаты оваций,

А я спотыкаюсь среди декораций.

 

 

*  * *

Сердцу в такт стучат колёса…

Он мелькнул среди ветвей,

Из-за снежного заноса,

Домик бабушки моей.

 

Вот мой сад, моя тропинка

И засохшая былинка -

Всё, что в памяти живо,

Дворик детства моего.

 

Серебрится моя слива,

Приникает к городьбе.

Примостился сиротливо

Тот же месяц на трубе,

 

Те же ставни у окошек,

И манит меня порожек,

Сладко скрипнул под ногой,

Но хозяин здесь другой…

…Вот живу и замечаю,

Домик мой, что без тебя

Всю дорогу ощущаю

Я бездомною себя.

 

СЛИВА

 

Она в моём саду стояла,

Нарядом снежным ослепляла:

Узором нежно-кружевным,

Голубовато-неземным.

 

Но кружева все отсырели -

Настало время для капели.

Погиб таинственный убор,

Что привлекал к ней каждый взор.

 

Она в отчаяньи сначала

Ветвями мокрыми качала,

Но выход всё-таки нашла -

Сил набралась и расцвела.

 

*  * *

Скрипит ночная половица…

Вздыхает дом…

Плетёт на окнах кружевница

Узоры льдом…

 

Заборчик доверху завьюжен…

И где-то лай…

Кому-то он на свете нужен -

Забытый край…

 

 

*  * *

Детские далёкие стихи…

Всё о том, что звёзды и не спится…

Тонкие волшебные страницы,

Полные наивной чепухи…

 

Пусть уже останутся в саду,

Пусть летят шуршать к своим собратьям…

И перемешаются понятья

В  разноцветном ветреном бреду:

 

То ли пожелтевшие листы

Падают на сброшенные листья,

То ли увядающие листья

Сыплются на грустные листы…

 

***

Ветер ночной подул

Всею сентябрьской силой.

В нашем сыром саду

Зашевелились сливы.

 

Старый скрипит забор.

Ветки черёмух плачут.

Первый наш разговор

Был здесь когда-то начат.

 

Плащ на плечах промок.

Небо нависло хмуро.

Из темноты цветок

Машет листком понуро.

 

Не перестанет дождь.

Гром всё сильнее злится.

Может быть, ты придёшь,

Зная, что мне не спится…

Comments