Валентина ИОНОВА

Старейший строитель города

 

В книге «Город, дома и люди» о Н.Я. Кардате – несколько емких строк: «…47 лет трудился он  на благо нашего города…Работал в пору самого расцвета строительной индустрии Комсомольска. Он строил кинотеатр «Факел», Дом молодежи, гостиницу «Восход», Дом быта, городскую библиотеку, ЦУМ, здание Нарсуда, крытый рынок, здание Драмтеатра, политехнический институт, важные промышленные объекты на заводах, завод крупнопанельного домостроения, десятки детских садов и школ».

За этими строчками – целая жизнь Заслуженного строителя Российской Федерации Николая Яковлевича Кардата, человека скромного, внимательного и интеллигентного.

Родился Коля в 1929 г. в Амурской области, в деревне Зенковка. Первый класс закончил в г. Благовещенске, а четвертый класс с «Похвальным листом» уже во Владивостоке. Тут грянула война, отец, Яков Григорьевич, ушел на фронт. И Коля прочувствовал на себе все тяготы военного времени: научился работать на огороде, с седьмого класса уже подрабатывал матросом второго класса.

В 1943 году отец вернулся с войны инвалидом, был награжден орденом и медалями. В 1947 году Коля закончил школу, тогда ввели аттестаты. Кроме трех четверок, у него были остальные пятерки. Еще в школе он решил для себя, что пойдет в ДВПИ на ПГС, так как его влекли точные науки. Поступил и равнялся на группу ребят, вернувшихся с войны и проявлявших сильное стремление получить диплом.

При распределении попросился в Комсомольск – молодому городу были очень нужны руки строителей. В январе 1953 года, Николай Яковлевич, прибыл в трест «Амурстальстрой». Показав при собеседовании хорошие теоретические познания, попросился на промышленное строительство и был направлен мастером в СУ-25. Это строительное управление сыграло главную роль в застройке города. А особенно ему запомнился такой случай: январь, мороз под сорок градусов, а у Николая Яковлевича группа заключенных с двумя сопровождающими с собакой и циркулярная пила. Тогда ведь преобладал ручной труд. Бригадиры дело знают, командуют. Запылали костры, подвозят материалы, работа идет, все, вроде бы, хорошо и вдруг он замечает, что несущий столб заваливается, он вызывает тут же лаборантов. Промашка оказалась в растворе, тут же усилили столб металлической конструкцией, а раствор довели до необходимой кондиции. Работа продолжалась. Его тогда заметили, что, дескать, молодой мастер, а понимает.

На 50-м квартале убирали старые бараки, а ставили двух и трех этажные дома, а Николай Яковлевич вел фундамент и кирпичную кладку, эти дома все еще служат людям. Возводили дом с аркой, обустраивали площадь имени В.И. Ленина, строили политехнический институт, вели теплотрассу с ТЭЦ на город. Когда начали строить МТС, он в колхозе им. К. Ворошилова поставил двенадцать двухквартирных домов. Тогда же и решил обзавестись семьей, с супругой Елизаветой Федоровной более 50-ти лет вместе. Подняли и выучили двух сыновей. Старший пошел по стопам отца, выпускник ДВПИ, строитель, работает во Владивостоке.

В 1959 году он перешел на промышленное строительство, исполнял обязанности главного инженера на заводе №199 (ЗЛК), а потом восемь лет работал старшим прорабом и главным инженером УНР-252, который возвел многие объекты промышленного и культурно-бытового назначения.

Николай Яковлевич вспоминает: «Мне был интересен такой объект «Достроечный пирс», единственный тогда, выстроенный по новой технологии с реконструкцией наливного бассейна. Опоры под пирс делали из бетонных ящиков размером 17х6 метров, их выводили катером, ставили на место и, заливая водой, опускали на дно. А зимой наливной бассейн заполняли горячей водой. Он не застывал, что давало возможность не задерживать работу. По пирсу длиной 320 метров ходили краны. А «Стройтресте №6» я занимался и промышленным и гражданским строительством. Это была, в то время, ведущая строительная организация города, руководимая прекрасными специалистами, славными людьми, принимавшими все новое и передовое в строительстве. Город рос как на дрожжах».

К 1967 году городская жилая площадь была равна 200 тысячам кв. метров. Когда образовался трест «Комсомольск-жилстрой», Николай Яковлевич стал главным инженером. В городе был построен Домостроительный комбинат по выпуску панелей, где была четкая организация труда, прогрессивные формы хозяйствования, бригадный подряд, что помогло довести сдачу жилья до 100 тысяч кв. метров в год.

С 1974 года по 1985год Николай Яковлевич был управляющим треста. Дважды коллективу треста присуждалось переходящее Красное знамя по итогам Всесоюзного социалистического соревнования.

Позднее Н.Я. Кардат работал заместителем начальника по экономическим вопросам на строительстве так необходимого тогда передельного металлургического завода, а 1990 году его пригласили работать в горисполком главным специалистом в отдел строительства. Отдел координировал и корректировал строительство и сдачу. К своему 70-летию Николай Яковлевич был удостоен высокого звания «Заслуженный строитель Российской Федерации». Еще в 80-е годы сослуживцы назвали Николая Яковлевича дирижером строительства города, таким он и оставался до выхода на заслуженный отдых.

 

О единственной на Дальнем Востоке

женщине – скульпторе

 

О скульпторе Надежде Семеновне Ивлевой уже писали. И многое еще напишут.

Я знакома с ней очень давно, казалось все-все знаю, но… Одна неожиданная «изюминка» восхитила меня, заставила взглянуть на Надежду Семеновну, ее жизненный путь и творчество несколько с иной стороны. Я говорю о скромных, не претендующих на последнее слово в поэзии «Миниатюрах», в них «мысли рифму часто обретают», хотя «себя поэтом вовсе» она не считает. И писались они не для чего-то и кого-то, а для себя в разные периоды жизни. Они – то фило-софско-политические, то лирические и шутливые, то полны нежности или горечи.

И еще раз я убедилась, что эта миниатюрная женщина обладает незаурядным сдержанным характером, твердой волей, богатством и щедростью души, чего не заимеешь ни по какому «блату».

«Помню папу интересным человеком, высоким, с мягким характером, но гордым, умеющим сказать правду в глаза, не заискивающим перед начальством. Он очень любил маму и нас, детей. Был надежным мужем и отцом, сам научил маму письму и счету».

Мама Дарья Андреевна была просто красавица (я видела в мастерской ее портрет, написанный Надеждой Семеновной). Отличалась любознательностью, красивым бархатным сопрано, строгим, но справедливых нравом. Относилась к людям с состраданием. На заводских дачах так умело смогла организовать хозяйство, что заслужила справедливую похвалу за ответственность.

Все четверо детей не были обделены талантами: Валя – физик-математик, работала в школе, имеет грамоту от мэра города В.Матвиенко. Лева – профессор, изучает атмосферу и ее влияние на экологию. Живет в городе Петергофе, работает в университете. Пишет серьезные книги. Юра с детства отлично рисовал, окончил универ-ситет, инженер. Похож был во всем на маму, обладал великолепным голосом (занимался у Броневицкого), его мужественная красота покоряла. К сожалению, в 33 года он погиб.

Надя была с детства живой, непосредственной. Любила рисовать, петь, танцевать, декламировать, наизусть знала много стихов, песен. Родные, особенно отец, любовались ею. В доме было много книг, было пианино, но в войну и то, и другое ушло в печь вместо дров. Вдвоем с сестрой поддерживали чистоту в доме и готовили обеды.

Строгая мама Наденьку раз и навсегда отучила говорить неправду.

Я с детства ненавижу ложь.

Она для правды – острый нож.

И если кто-то нагло лжет,

Презрение во мне пожнет.

Поэтическая любовь к природе и понимание людей, оттенков цвета, звука, запаха у неё тоже с детства…

 «Расцвел цветок улыбкой нежной…,  «А ночью за окном зима стоит в рубашке белой…»?  «Я слушаю Вселенную: Она – во мне самой».

Цветная Радуга взяла

В свое полукольцо

И нежно Землю обняла,

Прильнувши к ней лицом.

Надежда Семеновна и сейчас вечерами перечитывает русских поэтов. Кажется, все уже знакомо, ан – нет, найдет удачную рифму, сравнение ли, и радостью находки тут же обязательно поделится.

Я веду беседу с ней и все допытываюсь, почему юная девушка любящая поэзию и музыку решилась вдруг идти на восьмигодичное обучение в «Мухинку», работать с деревом, гипсом, камнем, чугуном? (С 1947 года по 1955 год она училась в ЛВХПУ им.В.Мухиной). Лицо Надежды Семеновны  посветлело, она улыбнулась: «Так с детства же уж очень любила я рисовать да и лепить тоже».

Умные родители, видимо, подметили необычайный дар дочери, данный ей не иначе, как от Бога. Училась Наденька с удовольствием, каждый год набираясь новых навыков и опыта, с любовью вспоминает своих наставников.

Чтобы чего-то в жизни добиться, надо трудиться, трудиться, трудиться.

Одержать победу можно, удержать победу сложно.

Да и сам Ленинград учил, воспитывал, давал пищу и уму, и сердцу. Распределение молодой специалист получила в Украину, но сказала комиссии: «Хочу поехать в молодой город Комсомольск-на-Амуре». Ей пошли навстречу. Через  четыре  года  за  скульптуру  «Нанайская  мать» она стала кандидатом в члены Союза художников, а в 1964 году скульптуры «Девушки-строители Амурска» и «Весна 41 года» помогли ей стать членом Союза художников.

О работе рассказывает как о том, без чего просто нельзя: замысел, работа днем, ночные бдения и реальное воплощение на другой день, снова раздумья, снова полет мысли и работа…, работа…

Наработались мои рученьки,

Болью просят меня: «Нас не мучай ты».

Но душа жить привыкла в полете,

И опять мои руки в работе.

Почти 60 лет живет и работает скульптор Н.С.Ивлева на Дальнем Востоке. С гордостью она говорит: «Я здесь стала человеком».

Без Ленинграда жить могу, дышать, работать и любить

Здесь, в Комсомольске-на Амуре… Хоть часто и несладко жить.

А вот о несправедливости:

«Я бунтую, когда угнетают мою душу и сердце мое»

 «…Я справедливости ищу, за что и «шишки» получаю…»

К любви  Наденька пришла намного позднее, чем ее сверстницы. В её стихах плещется благодарность супругу Сергею Васильевичу Николину:

«С тобою рядом я умнее, с тобою рядом я добрее».

 «Мне с тобою быть вместе – отрада, и другого мне счастья не надо».

Хоть и на разных курсах, но учились-то  вместе, тогда не замечала, а вот в Комсомольске, как будто кто глаза открыл, увидела, оценила… и завязалась дружба. Надежда Семеновна говорит: «Как мы с Сергеем Васильевичем дополняли друг друга! Сколько всего хорошего он сделал для города!». Совместно они восстановили памятник А. С. Пушкину в Хабаровске,  а в Комсомольске создали памятник М.И. Калинину, Мемориальный комплекс, памятник военным строителям – участникам ледового перехода 1934 года, мемориальную доску   на здании драмтеатра с барельефом писателя Николая Задорнова и многое другое. Вечным связующим звеном с супругом стала «су-ровая жизнь и доброта».

Нам надо душу охранять, познанья надо углублять,

Нам надо веру укреплять и к ней не надо допускать чужую червоточину…

Ушел из жизни Сергей Васильевич:

Мне без тебя в этом мире – стужа, кроме тебя, мне никто не нужен.

Думы, думы о прошлом, о будущем:

«К сожалению, редки стали доброта, порядочность и честь».

«Гибнут в России таланты, высший полет не свершив».

Надежда Семеновна – неоднократная участница Всесоюзных, республиканских, зональных, краевых, городских выставок.

Никого не оставила равнодушным персональная выставка в музее изобразительных искусств «Моим комсомольчанам» (скульптура и графика) в 2004 году. Она – автор  и исполнитель многих  скульптурных работ, мемориальных досок, бюстов, горельефа, двухфигурного рельефа в ЕАО. Для Надежды Семеновны важнее не сколько сделано, а главное – как! Все её работы стали определяющим фактором архитектурно-художественного облика  города Юности. Потому и дети, и молодожены, и пенсионеры, и гости города – постоянные посетители этих мест.

Надежда Семеновна полна творческих планов, но о своих задумках говорить не любит. Стала болеть душа  её за молодежь, когда дело рук ее - памятник М.И.Калинину – был почти уничтожен.

И вот ударил ворог подлый в больное место, как в дитя,

Твой образ нынче осквернили булыжником в лицо… шутя.

А какой горечью наполнены её миниатюры о перестройке и постперестроечном  времени:

«В своей стране чужие мы и никому не нужные…»

«Живешь под сенью общего гипноза,

И, видя всё душа болит, как застаревшая заноза…»

 « Россию – мать грешно ругать. На то она и мать, её не смей ругать!»

У каждого народа своя многовековая история. Правду истории не перепишешь заново, хотя  попытки были и есть. Вот и об этом у Надежды Семеновны:

           « Довольно в грязи полоскать Революции флаги…»

Славословия Надежда Семеновна не приемлет. « Испытание это -  смер-тель-но-е», - добавила хитромудро.

От имени всех писателей города поэтесса Антонина Кухтина посвятила теплые строки Надежде Семёновне:

            Юбилеи тихонечко множатся,

            Добавляя в копилку года.

            Но не стоит о прошлом тревожиться:

            Для таланта года – ерунда.

            Ведь создать ещё многое хочется,

            Да такое, чтоб пела душа!

            Чтобы Вашим уменьем и творчеством

            Доказать: а ведь жизнь – хороша!

            В ней прекрасно любое мгновение:

            Каждый миг, каждый жест, каждый час!

            Мы к Великому прикосновение

            Через Вас ощутили не раз!

            Папа имя Вам  выбрал прекрасное:

            Вы – Надежда на все времена!

            Заводная, веселая, классная,

            И талант Вам отпущен сполна!

            В этот день, юбилеем наполненный,

            Пожеланий прекрасных не счесть!

            Мы Вас любим, Надежда Семеновна,

            И спасибо за то, что Вы есть!   

Здоровья Вам, тепла, добра ,благополучия и творчества на долгие годы!

 

 

 

Comments