Лилия ЯШИНА

Личная жизнь

     Ловля корюшки

Будто белым одеялом
Реку снегом занесло.
Заплывает лунка «салом»,
Лед как битое стекло.
Бестолковой мелкой рыбке
Я бросаю каши ком,
Рыбка делает ошибку,
Заплывая в сеть, как в дом.
Первобытные инстинкты
Вбросят в кровь адреналин,
Издаешь дикарский крик ты,
Взяв добычу из глубин.
Густо сыплется рыбешка,
Остро пахнет огурцом.
И совсем как баба-ежка
Я с обветренным лицом.
Полон ящичек фанерный,
Спинки радугой блестят,
Пару месяцев, наверно,
Кот соседский будет рад.
Мне рыбешка, если честно,
Ну, совсем не для еды,
Просто очень интересно
Вынуть рыбку из воды.

     У моря

Давай прокатимся до моря –
Здесь до него рукой подать.
И соглашусь, с тобой не споря,
Я с морем встретиться опять.

А море гальку обкатало –
Приятной формы голыши.
Их нам под ноги накидала
Волна морская от души.


Здесь изгибается серпасто
Залива пенный ободок,
Летают чайки часто-часто
На север, юг и на восток.

А море дышит как-то нервно,
Как выдох, с хрипом бьет прибой.
И удивленно смотрит нерпа,
Как мы целуемся с тобой.


        Шашлык

Прости ты нас, парное мясо,
Что на шампур тебя надели.
Гори, огонь в поленьях ясно,
Чтоб угли жаркие натлели.

Шашлык  -  нехитрая еда –
Для одного негодно блюдо,
И потому его всегда
Готовят, чтобы съесть прилюдно.

Мангал железную ладонь
Подставит стойко, как и надо,
И укротившийся огонь
Шипит от капель маринада.

Полкружки красного вина –
Шашлык не мыслим по-иному.
За тех, кто в море, и до дна,
И за любовь поднимем снова.

Чтоб дальше были дни легки,
В конце недели отдых нужен.
На шашлыки, на шашлыки!
Не в ресторан – в тайгу на ужин!


       Почемучка

Спросит внучка-почемучка:
«Почему да почему?»
И в восторге машет ручкой,
Если я вопрос пойму.

Почему луна, как мячик?
Почему здесь строят дом?
Почему живем на даче?
Что лежит в кармане том?

Объясняю почемучке
«Репки» весь сюжетный ход:
Дедка, бабка, внучка, Жучка –
А не все наоборот.

Но опять свои вопросы
Мне девчушка задает:
Почему, бабуля, носом
Голубь зёрнышки клюёт?

Почему мороз забрался
В холодильник в летний зной?
И скажи мне: Тёркин Вася
Это, баба, кто такой?

Почему вот эта муха
Не отпала с потолка?
Почему под елкой сухо,
Если дождик шел слегка?

От вопросов очумели
Мама, дедушка и я.
Все, что знали и умели
Рассказали не тая.

На вопросы дружным строем
Мы устали отвечать,
Перерыв себе устроив,
Уложили внучку спать.

     Брат Василий

Когда в один огромный узел
Смотаю ниточки проблем,
Когда мне друг, как воздух нужен,
А он и слеп, и глух, и нем,
Когда усталость горло схватит
И, победив, стучит в набат,
Когда тоска волной накатит,
Ты нужен мне, Василий, брат.

Ты не спеша растил детишек,
Ты дом построил и гараж.
Нетороплив, набил ты шишек,
Ты – в доску свой, ты – в доску наш.

С тобой спокойно и домашне,
Мне не спеша покажешь дом:
Веранда, кухни белой башня
Твоим построены трудом.

Мы чай «гоняем» под навесом,
Мы говорим, и мы молчим.
И за каким, скажите, бесом
Чего-то ждем, куда-то мчим?

Меня не манит заграница.
И к морю ехать не хочу.
Все решено – зачем рядиться,
Я к брату снова полечу.


       Бермудский треугольник

Бермудский треугольник:
Супруга, теща, зять.
В нем всем углам невольно
Лишь острыми торчать.
Живут в квартире ссоры,
Упреки, слезы, крик.
Семейных драм актеры
Ведут себя в тупик.
И равно виноваты
Все трое – не один,
Как кто-то бесноватый
Вслепую их водил.
Пора угомониться,
Вам вместе долго жить,
Не снова же жениться,
Не снова тещей быть.
Опасен и нестоек,
Непрочен на излом
Печальный треугольник –
Бермудский тещин дом.

     Чужой

Тебе скажу я сухо: «Здрасьте»
В ответ на твой сухой кивок.
Какие в нас кипели страсти!
А нынче оба смотрим вбок.

Какие слышались признанья,
Какие клятвы, сколько слов…
Теперь меж нами лишь молчанье.
Ты мне чужой – итог таков.

Все то, что раньше с нами было,
Как будто выдумали мы.
Иначе как бы я забыла
Твой жаркий шепот средь зимы.

Тебе киваю, как чужому,
И мне в ответ киваешь ты.
Нельзя, наверно, по-другому.
Однажды рухнули мосты.

      Вьюга тучи закачала

Вьюга тучи закачала,
Сыплет белое пшено.
Все, что с той пурги торчало,
 Вглубь снегов погружено.

Телевизор режет прямо,
Выдает: везде аврал.
Выпал в штате Алабама
Снег. И транспорт сразу встал.
 
Над  Японией нелетно,
И звучит в эфире «sos».
Диктор с грустью свой расчетный
Скажет метеопрогноз.

А про нас и слова нету,
Все о кей и вери гут.
Пятый день уж без просвету,
Как циклон забыл маршрут.

Пятый день завис, зараза,
Снега ссыпал тыщи тонн,
Коммунальщики ни разу
Не издали даже стон.

День и ночь пыхтят дэтэшки,
(Ни Шойгу, ни МЧС),
Для дэтэшки, как орешки,
Расчищать сугробов лес.
Роют снежные окопы
(Матерьял ведь дармовой!)
Пацаны и кверху попой,
По-пластунски в снежный бой.

Дед вздохнул – не возят воду,
Тут серчай иль не серчай,
А в ненастную погоду
Пить дедку из снега чай.

Снег везде почти по уши,
Замело, ядрена мать.
Телевизор будем слушать,
За других переживать.

   Личная жизнь

                 «Личная жизнь состояла из вопоми-
                 наний и размышлений»
                                            И. Грекова

Пришла инструкция служебная –
Нельзя ни другу, ни врагу
(Хоть обстановка не враждебная)
О личной жизни ни гу-гу.

А у кого, скажите, личная
Бурлит и брызжет, как фонтан?
Тусовка наша не столичная
И мой сосед не Ив Монтан.

Коллегу звать, увы, не Аллочка,
А муж совсем к бомонду глух.
Подруга, палка-выручалочка,
Не пьет, а «пашет» лишь за двух.

Здесь обо мне известно многое,
Что не приснится в страшном сне.
Молва припишет больше строгая,
Чем обо мне известно мне.

И как живу, и чем питаюсь я,
И кто припал к моим ногам…
По падежам я вся склоняюся
И разбиваюсь по слогам.

Ах, успокойтесь, ради боженьки,
И перестаньте говорить.
Я нахожусь на том пороженьке,
Где личной жизни уж не быть.

Сейчас она – котлета с мухами,
И надо четко отделить
От тех, кто выполоскан слухами,
Того, с кем вместе буду жить.

А состоит она из прошлого,
Из размышлений и из слов,
И нет постыдного и пошлого,
Ни горьких слез, ни жутких снов.

А состоит она из памяти,
Из дней, что будто удались,
С тобой приятно дальше нам идти,
Мной лично прожитая жизнь.



Comments