Людмила ЕМЕЛЬЯНОВА

 Мы, планета, с тобой на пару сейчас откроем не известного до нас поэта.

 Ее простые строки меня уже который день царапают, торкают под сердцем, - для меня это всегда признак настоящей поэзии. Не мог не поделиться.

Сегодня впервые ее стихи представлены для людей.

Уникальность Людмилы в том, что она – около 25-30 лет назад  - пережив положенные возрасту штормы, написала несколько циклов стихов – прекрасных, горьких и радостных, нежных и съежившихся – но сразу спрятала их в своих шкафах.

Никогда, ни в одной газете, ни в одном сборнике не печатала.

Вы можете себе представить прапорщика, заведу-ющего складом тушенки и не припершего домой ни одного ящика? Я тоже не могу.

А Людмила всю жизнь проработала в книжных издательствах и десятки раз могла стихи растиражи-ровать,- даже не пыталась.

Я попозже выставлю ее строки еще не раз, и вы поймете, почему она боялась выйти с ними в люди. Это ее тема в поэзии: всякое счастье адекватно наказуется заранее, а после крошечного мгновения счастья, наказание идет кратно. Ее позиция в ее же стихах: «…чтоб быть счастливой, надо быть слепой».

Успехи и пики невозможны без черной пропасти.

 

                                                    Анатолий ПОЛИЩУК

***

Мне ничего не жаль.

Вот голубая шаль.

Шалью накроюсь и успокоюсь,

Как говорили встарь.

 

Вот мой уютный дом.

Мама хозяйка в нем.

Есть, кого слушать, есть что покушать.

И чистота кругом.

 

Вот мой веселый сын.

Он у меня один.

Кошку рисует страшно косую,

Рядом с хвостом кувшин.

 

Вот на стене портрет.

Там мне семнадцать лет.

Ах, мои косы, девичьи слезы –

Их и в помине нет.

 

Вот мой простой рассказ.

Может быть, он про вас.

Как-то тревожно, что осторожно

День за окном погас.

 

Пастораль

 

Я тебе построю домик

На поляне у реки.

На широкий подоконник

Я поставлю васильки.

Будут жить в скворечне птицы,

А за печкою сверчок.

Я помою половицы,

Постелю половичок.

 

Затрещат в печи поленья,

Дождь по крыше постучит.

От ненастья, от сомнений

Эта крыша защитит.

Здесь тебя не тронут люди –

Все оплачено сполна.

Из окошка только будет

На тебя глазеть луна.

 

Утоли свои печали,

Свои думы исцели.

Здесь, как в детстве, все вначале

И так близко от земли.

 

 ***

Как непросто

Обозначить все на свете,

Жизнь измерив

По секундам и годам.

И утраты,

Как обиженные дети,

Ходят грустные

За нами по пятам.

 

Жизнь то нянчит,

То казнит – попеременно,

Подхватив и закружив на вираже.

Все разрывы, все разломы, все размены

Пылью горькой оседают на душе.

 День то плачет,

То поет на светлой  нотке.

Не ругай

Несуществующих богов..

Ведь надежда,

Как спасательная лодка,

Мчит на помощь

От далеких берегов.

 

ххх

 Как стало мне легко,

Как отпустило.

Как онемело  там, где сердце билось.

Как успокоились больные нервы

И как обмякли струны у души…

И правда – как легко

И как спокойно,

Что уж меня ничто не потревожит:

Ни ветер, обрывающий фрамуги,

Ни солнце, пробежавшее по листьям,

Ни твой вопрос, когда я буду дома,

Ни мой ответ,

Что там я не бываю.

И правда – я совсем там не бываю.

Хожу к себе самой

Теперь я в гости,

Но только никого не застаю.

И правда – как легко,

Когда прощаешь,

Прощаешься

И вымолишь прощенье

У тех, кому любовью досадил.

 Будь добр ко мне –

Помилуй, извини.

Какая-то вина гнетет и гложет.

А в чем она – мой ум понять не может.

Все смутно, неочерчено, тревожно.

Повинна в чем я?

Как вина безбожно со мною рядом!

То щеки вдруг стыдом мне обожжет,

Что не поднимешь глаз,

То дрожью бьется.

Не разгадать ее – не поддается.

Когда б не знала за собой вины,

Я б этот стыд и дрожь сочла за нервы.

Нет, видно, провинилась я безмерно.

Вина, виной, повинна, извини.

 

***

Меня невозможно унизить, предать и обидеть,

Меня невозможно связать, наказать и убить.

Мой бедный герой, он учился всю жизнь ненавидеть,

Мой бедный герой, он совсем разучился любить.

 

Придумает месть, и она его, злобная, гложет,

Придумает кару – за что, сам не знает, и ждет.

Тяжелые, черные камни за пазуху сложит

И горбится, бедный, когда эти камни несет.

 

 Все ищет в других недостатки и слабые нервы

И тех презирает, кто вовремя не подоспел.

И хочет все сразу, и хочет быть лучшим и первым.

Мой бедный герой, как плечист он, догадлив и смел.

 

 Нароет окопов, настроит кругом укреплений,

Нарядится в латы и громкие песни поет.

И не посещают сомненья его и виденья –

Мой бедный герой за сто метров без промаха бьет.

 

И все он со мной, как с врагом своим, хочет сразиться.

Бросает перчатку в лицо мне – а вдруг подберу.

Но только такая игра для меня не годится.

И я никогда не сыграю в такую игру.

 

* * *

Давай продумаем конец

Для бесконечного сюжета.

В него вчера прокралось лето,

И вышло трио из дуэта

Вконец расстроенных сердец.

Давай продумаем конец.

 

 Давай продумаем итог

Бездумно начатой работы.

Отбросив прочие заботы,

Сведем давай счета и счеты,

Узнаем – прибыль или долг.

Давай продумаем итог.

 

 Давай продумаем финал

Игры, где каждый против правил,

Где непонятно, кто слукавил,

Кто в дураках кого оставил

И кто кого переиграл.

Давай продумаем финал.

 

* * *

Это весна. Я доподлинно знаю.

Только весной на душе ледоход.

Только весною взмывает, взлетает

Песня моя высоко и легко.

 

 Это весна. Узнаю ее почерк

Перышком облака по синеве,

В каждом листе неразвернутых почек,

В каплях дождя на озябшей траве.

 

 Это весна. И она не устанет

В колокол бить и потерянных звать.

Тронется лед, поплывет и растает,

Ветер весны не вернет его вспять.

 

 Это весна. Ее детские игры.

Это весна. Ее зрелый азарт.

Этой весною, судьбу свою выбрав,

Умер от счастья отчаянный март.

 

 Это весна!

 

 * * *

Я над твоею головой

Слова беспечные роняю:

Мой друг, я недостойна рая –

Мне скучен ангельский покой.

 

 Я притворюсь совсем другой –

Я стану хуже или лучше,

Прибереги меня на случай –

Ты не соскучишься со мной. .

 

А та вчерашняя беда

В моих глазах не просочится,

И сердце ровно будет биться

И не взорвется от стыда.

 

 Я не приму твоих даров –

Мне отдариться стало нечем,

Я руки положу на плечи,

Но не расслышу громких слов.

 

 А полуночная звезда

Сойдет с небес перед рассветом…

Душа летала иногда,

Но плохо помнила об этом

 

* * *

А в ноябре такие краски –

Хоть плачь, хоть пой…

Иду по улице с опаской –

Над головой

Все тучи, тучи –

Ни просвета, ни огонька.

Мое отравленное лето в бреду пока.

 

 Бреду, понурая, по кругу

Бесцветных дней,

Несу свою печаль и скуку

В театр теней,

Где каждый профиль бездыханен

И нем, и сир,

Где серебром и медяками

Звенит кассир.

 

 За все придется расплатиться –

В том смысл игры…

За бирюзу, янтарь и ситцы,

Балы, пиры.

За все пурпурные рассветы,

За блеск луны.

И пусть мое больное лето

Досмотрит сны.

 

* * *

Над человеческим жильем

Звезда бесстрастная повисла.

И было в этом больше смысла,

Чем в том, что мы судьбой зовем.

 

 * * *

Какой трагический закат –

Мой бедный день поставлен к стенке.

Цвет снега и стихов разъят

На семь цветов и сто оттенков.

 

 Так бьется с Истиною Тьма –

Полнеба истекает кровью…

Так погибаю я сама,

Не исцеленная любовью.

 

* * *

Моя славянская душа

Чужда коммерческим изыскам,

Но я познала чувство риска,

Когда в кармане ни гроша.

 

 * * *

Как будто стеариновые свечи,

Истаяли назначенные встречи,

Сошли на нет пленительные речи

И не волнуют милых голоса.

Осталось ожиданье главных истин,

К которым путь трудом и скорбью выстлан,

К которым шаг один –

Длиной в полжизни,

А может, в полчаса…

 

 * * *

Весам дано блистать,

Весам дано касаться,

В тиши своей души

Век чувствовать и знать.

Весам дано играть,

Обманываться, гнаться,

Поймать и отпустить,

Найти и потерять…

Извечная судьба –

Стремиться к совершенству,

Быть верным красоте,

Но падать в бездну снов.

Им страшно на краю

В предчувствии блаженства.

Любить им не дано,

Но любит их любовь.

 

* * *

И отчаиваясь, и скорбя,

Обретаю опыт и женственность.

Всю вину беру на себя

И снимаю с тебя ответственность.

 

Дни, как ночи услад, коротки,

А объятья вовсе не трепетны –

Твои речи, как жесть, жестки,

Твои руки, как ветер, ветрены.

 

Вот опять мы с тобой вдвоем.

Эти встречи так странно случаются,

Как застигнутые дождем

Под одной березой встречаются…

 

* * *

Последние цветы

У осени возьми –

За так или взаймы.

Печальные цветы

Утрат и увяданья.

Не клянчи у зимы

Тепла и доброты –

Глаза ее пусты.

Осенние цветы,

Последние свиданья…

Улыбка на прощанье.

 

* * *

Он за ней красиво ухаживал,

По утрам в машину усаживал,

Целовал, за руку держал,

И водила, ухмыльнувшись, отъезжал.

Говорил красиво комплименты:

о да се, счастливые моменты,

Ручки, губки, мол, глаза, душа…

А она глядела, чуть дыша,

На его развернутые плечи,

Слушала дурманящие речи,

Обмирая, веря и не веря.

И кружилась сладко голова.

Для нее – надежды и потери,

Для него - уловки и слова.

Для нее любовь - восторг и мука,

Счастье иль крушение всего…

Форма проведения досуга

И комфорт телесный - для него.

Молодости дивные сокровища

Не скупилась, щедро отдала.

Он в итоге стал ее чудовищем.

А она красавицей была.

 

 * * *

Не верь словам, не знай обмана.

Не жди гостей из чуждых стран.

От морока и от дурмана

Храни себя, как талисман.

Не искушайся той любовью,

Что увлечет и обольстит.

И ангел твой над изголовьем

Пусть отдыхает. Но не спит.

 

* * *

Я стихи писала, как умела.

Между делом, меж душой и телом,

Второпях, на краешке стола…

Не – когда хотела,

Не - когда летела,

А когда могла.

Comments