Лилия Яшина

НИКОЛАЕВСК-НА-АМУРЕ


Не ищу по белу свету

Для дальнейшей жизни рай,

Не ропщу, что мало лета,

А зимы здесь через край.

Есть места получше наших,

Ближе к центру и теплей,

Города крупней и краше,

Только ты мне всех милей.

Николаевск-на-Амуре –

Скромный город вдоль реки.

Здесь ветра веками дули

И солёны, и легки.

Ты по-своему красивый,

Быть с тобой – такая честь,

Говорю тебе спасибо

Лишь за то, что просто есть.

Спелой ягоды-пьяники

Понасыпано во мхах.

В них дома твои возникли,

Чтоб стоять потом в веках.

Ты своё названье носишь,

Словно титул именной,

То молчишь, то словно просишь:

«Будь со мною, будь со мной…»


ВЕТЕРАН

Он на всю округу

Дед всего один.

С палочкой подался

Утром в магазин.

Всё ворчит на цены,

Пальцем трёт очки:

«Янки поставляют

Нам окорочки…»

Сын давно не пишет…

Пса пора кормить…

Ужин приготовить

Да посуду мыть.

По друзьям все тризны

Справлены давно,

От жены – лишь фото,

В рюмочке вино.

Жизнь его простая:

День прошёл – и рад.

Он да телевизор,

А в Москве парад.


Праздник – День Победы.

Повод есть налить,

И с собою выпить,

И поговорить.

Отмечает строго

Праздники Побед

Бывший русский воин –

Одинокий дед.



СТЕРВА


Тебя поймаю, как телка,

Смеясь и обольщая,

Наброшу на тебя аркан

И уведу из рая.

Из рая, где ты раньше жил,

Пьянея от свободы,

Где ты себя боготворил,

Себе – хвалы и оды. Пройду по телу в каблуках –

Ты умолчишь о боли,

Усну притворно на руках,

Тебя лишая воли.

Присвою, сердце покорю,

Надежды не оставив,

Своим капризом измору –

Всё в нарушенье правил.

Не сможешь взгляда отвести,

Закусишь губы нервно.

Пощады, милый, не проси,

Ведь я – такая стерва.

Не будешь думать ни о ком,

Я – день твой, ночь и вечер,

Я – шоколад, я – в горле ком,

Я – чёрт, что сел на плечи.

Хочу тебя заполучить!

Чтоб выполнить задачу,

Такою стервой надо быть…

А как с тобой иначе?


* * *

Коль вернёшься, я снова влюблюсь,

И забуду, что я разлюбила.

Ты-то думал, что я веселюсь,

Да, смеялась, а то бы завыла.


Дверь откроешь, заполнишь проём.

Я прищурюсь, себе не поверю.

И обнявшись, замолкнем вдвоём,

Разделённые жизнью, не дверью.

Коль вернёшься, тебе расскажу,

Сколько раз я мечтала об этом:

Как в сиреневый вечер гляжу,

А шаги твои слышатся где-то.

Будут серые тени легки,

Фонари блёклым светом зальются.

Возле сердца четыре руки

Крепко-накрепко в пальцах сожмутся.


Впереди расставания грусть,

И опять ты торопишь с ответом.

Возвращайся, я снова влюблюсь,

А потом пожалею об этом.

* * *

Всё на свете пыль и бесполезность,

Суета с надеждой на успех.

Тщетны и бесславье, и известность,

И печаль, и радости утех.


Но среди вселенского развала,

Быстрых дней и тягостных ночей

Божьим даром в жизни засияла

Нам любовь в сверкании лучей.


И поймём, быть может поздновато,

Будто пребывая в полумгле:

Жизнь к тому затеяна когда-то,

Чтоб любовь возникла на земле.



ВЗРОСЛЫЕ МАЛЬЧИКИ


Вы повзрослели, мальчики,

Почти на сорок лет.

Всё реже в жизни празднички

И радости побед.


Вы нам судьбою сужены,

Вам многое простим.

Мы вам готовим ужины,

Внучат давно растим.


Мальчишки наши верные,

Размолвок холодок

Влюблённость нашу первую

Лишь сохранять помог.


Мальчишки наши взрослые,

Мы с вами рядом шли.

Совместным стало прошлое,

И мы в него вросли.

Мальчишки наши славные,

Кто лысый, кто седой,

Нам в жизни веха главная –

День свадьбы золотой.


Мальчишки наши милые,

Вы с каждым днём нужней,

Вас любим с новой силою

Спокойней и нежней.


* * *

Приезжайте туда,

Где вас ждут, не дождутся.

Семафоров глаза –

Разноцветные блюдца.

И несут поезда

Вас в заветное место,

И ночная звезда

Колет иглами в сердце.

Приходите туда,

Где вам рады доныне,

Где не только вода –

Поздний ужин не стынет,

Где вас встретят теплом,

Где никто не обманет,

Где не спросят о том,

Сколько денег в кармане.


Прилетайте туда,

Где всегда долгожданны,

Только пусть не беда

Соберёт чемоданы.

Там витает любовь,

Там расспросы начнутся…

Но с дороги любой

Не забудьте вернуться.


СНЕГ


Заровнял углы, загладил

Белый новый свежий снег.

Будто в белом шоколаде –

Ощущенье белых нег.


И в скульптуру превратился

У забора старый хлам.

Снег к подошвам прицепился

И скрипит на радость нам.


Позабыто то, что было.

Да и было ли оно?

Снегом память завалило –

Чистый лист – экран кино.


А на чистом можно снова,

Снова жизнь нарисовать.

Будто в детстве «Я плюс Вова»

На снегу пишу опять.

Вот бы в жизни так возможно –

То, что было, снегом скрыть.

Снег идёт неосторожно,

Предлагая всё забыть.


ОЗЕРПАХ


Есть посёлок в амурском лимане –

Еле точка на карте видна.

Но картограф меня не обманет –

Глубина здесь для моря годна.


Озерпах, ты рыбацкий посёлок,

Ты туманом и морем пропах,

Ты устал, ты такой невесёлый,

Озерпах, Озерпах, Озерпах.


Что здесь держит людей – непонятно,

Но упёрлись до скрипа в зубах.

И звучит зачастую, как клятва:

Озерпах, Озерпах, Озерпах.


С озерпахского берега виден

Сахалин – островная земля,

Их связали истории нити,

Озерпах – ностальгия моя.


Проплывают суда, только мимо,

Свежий ветер летит в облаках.

Деревянный, серьёзный и милый

Озерпах, Озерпах, Озерпах.


Эх, до моря чуть-чуть дотянуться,

Щиплет соль у меня на губах.

Так и хочется снова вернуться

В Озерпах, в Озеопах, в Озерпах.


ШТИЛЬ В НИЗОВЬЯХ АМУРА


Разлилась вода – не видно края

От песка до самых облаков,

Тишина прозрачная такая,

Будто вышла из глубин веков.


Мне сегодня кажется река

Голубою с чем-то золотистым.

Натерев себя песочком чистым,

Валуны свалились на бока.


Очертанья сопочки покатой,

И её повтор в стекле воды.

Затухают сразу два заката,

Двух костров скрываются.


Тишина. Не часто так бывает.

Всё шумит обычно, бьёт прибой,

И верхушки волн в сердцах срывает

Ветер непокорный и седой.


УАРКИНСКИЕ ЗВЁЗДЫ


Звезда – примета одиночества,

Она горит всегда одна,

Она без имени и отчества,

Лишь пустотой окружена.

Она тогда сияет ярко,

Когда над миром ночь взойдёт,

Когда упрётся мыс Уарки *

В пологий чёрный небосвод.

Когда летит над мысом ветер,

Сметая позолоту звёзд,

Тогда ведёт звезда по свету,

Горя по курсу норд-норд-ост.

Молчат уаркинские звёзды,

В ночной купаются волне,

Не отвечают на вопросы,

Самодостаточны вполне.


* Уарки - мыс в Татарском проливе


ПОЗВОНИ


Позвони, скажи мне: «Здравствуй!»,

Мы не виделись давно.

Как в своём живёшь ты царстве?

Да и царство ли оно?


Хрипло голос перехватит.

Может, снова я солгу.

Ты мне скажешь: «Знаешь, хватить –

Я так больше не могу».


Замолчишь, и будем слушать

В трубке тихие шумы,

Будут вместе наши души

В тишине вечерней тьмы.


Позвони, я так скучаю,

Трелью в мой проникни дом.

Остывает чашка чаю.

Поздний вечер за окном.



ЗНАКИ ПРЕПИНАНИЯ


Абзац закончился у нас,

Продолжим дальше с красной строчки.

Но не спешим с тобой сейчас

Мы в отношенья ставить точку.

Окружность с хвостиком висит,

Как будто груша из Китая.

Нам, чтобы дух перевести,

Подходит эта запятая.


И вспоминать, и размышлять,

И видеть всё же дальше носа

Мешает очень нам опять,

Похоже, вечный знак вопроса.


С собой бодаюсь, как в сумо,

И проверчусь в постели ночь я,

Чтоб в отношениях само-

Собой возникло многоточье.


* * *

По дорогам ходят поэтессы.

В старых шубах, в сбитых сапогах.

В них творятся странные процессы,

Завершаясь строчками в стихах.


Неприметны, взгляд почти рассеян,

Но назавтра мыслью восхитят,

Неизвестным разумом посеян

Смысл того, о чём сказать хотят.


Так же варят суп и жарят рыбу,

Так же о проблемах говорят,

Но духовно подняты на дыбу:

Над толпой толь виснуть, толь парят.


Им поступки ваши будто пытка,

Тяжкий крест им выпало нести.

Их стихи – последняя попытка

Лирой человечество спасти.


ПИСЬМО ВНУЧКЕ


Здравствуй, внучка-огонёчек,

Мой весёлый человек.

Заменяла пару дочек,

Рассыпала в доме смех.

Ты живёшь теперь не близко,

Все друзья твои смуглы.

В доме тихо и безлико –

Без тебя пусты углы.

Говоришь на иностранном,

В Альпы ездишь отдыхать.

Тяжело и очень странно

К новой жизни привыкать.

Пишешь письма, как подарок,

Забываешь наш язык,

Ведь ошибок и помарок

С каждым разом больше в них.

Рыжиной волос заметна

Здесь была, теперь вот – там,

Их копна вулканом Этна

Снится южным пацанам.

Расцвела, похорошела,

Но поёшь чужой мотив,

Глаз зелёных взгляд несмелый

На уверенный сменив.

Ты живи, расправив крылья,

Пусть судьба благоволит,

А твоя «грендмазе» Лиля

О тебе стихи творит.


В ДЕРЕВНЕ ЖИНЬЁ


Я сплю на севере Италии

В деревне маленькой Жиньё.

Об Альпах даже не мечтали мы

В своё застойное житьё.


Из неба блёстки снега сыпятся,

Луны рожок висит чужой.

В горах легко и просто дышится

И отдыхается душой.


Мне рассказал старик Доменико

Про итальянскую еду,

Что розмарин – пучки как веники –

Их пряность первая в ходу.


Здесь в местном баре глянут искоса,

Услышав дам славянских речь.

Поглажу лист знакомый фикуса –

Немного здесь подобных встреч.


Я сплю. А рядом Альпы высятся.

От фонарей струится свет.

В мои ладони звёзды тычутся.

Как полусон… Как полубред…

Comments