Олэна Вильямс - Некрасивая принцесса

Сказка.

Глава 1. Принцесса.

Однажды в одном далеком царстве-государстве жила некрасивая Принцесса. Не то, чтобы она была совсем урод: руки, ноги, голова – всё на месте. Но не красавица и всё тут! Что только он ни делала! Роскошные наряды, дорогие украшения, знаме-нитые цирюльники, бесчисленные притирки и кремы – ничего не помогало.

Принцесса очень болезненно относилась к своей внеш-ности. Под страхом смертной казни запрещалось смотреть на нее слугам и придворным. А простой люд видел ее только под огромным балдахином, укутанной в вуали и покрывала. А одному дерзкому шуту отрубили голову за то, что он посмел написать ей сонет, в котором называл её красавицей.

И вот в один не особенно прекрасный день некрасивая Принцесса гуляла по своему роскошному саду. Слуги падали ниц, чтобы не оскорбить ее взглядом, и бормотали: «Да здравствует Ваше Высочество...». Принцесса присела отдохнуть возле пруда и вдруг услышала смех, который нарушал торжественную тишину королевского сада. В ветвях плакучей ивы две феи играли в прятки. Они совсем разошлись: хихикали, щебетали, побросали свои корзинки и волшебные палочки. Принцесса залюбовалась двумя непрошенными гостьями. Вдруг одна из фей стала важно вышагивать, задрав нос кверху, а вторая стала кланяться и говорить: «Да здравствует Ваше Несовершенство! Ой простите, Ваше Зазнайство... Нет, Ваше... Ваша Капризность...» Феи дружно захохотали. Принцесса, поняв, что они передразнивали ее, совершенно потеряла голову от гнева. Она схватила корзинки с блестящей пыльцой и волшебные палочки фей и закричала: «Вы, две бестолковые пустомели! Я сейчас позову стражу и они отрубят вам головы!»

Феи разом притихли. Тут одна из них, та, что была в зеленом платье, тихо сказала Принцессе: «Мы не боимся стражников, можем превратить их в жаб. Ты отдай нам наши вещи, и мы просто уйдем». Но принцесса была уже вне себя от ярости:

- Что? Отдать вам вещи? Ни за что! Палочки сломаю, а корзинки полетят в пруд!

- Не надо, - взмолились феи, – Отдай нам наши вещи и мы обещаем никогда больше сюда не приходить.

- Ну уж нет. Ваши корзинки пойдут ко дну! А палочки превратятся в щепки!

- Нет, нет. Пожалуйста, не надо. Мы исполним одно твое заветное желание, только отдай нам наши вещи.

- Хм, - Принцесса задумалась. – Любое желание?

- Любое.

Искушение было слишком сильным. Тем более заветное желание уже готово было сорваться с губ Принцессы:

- Хочу быть самой красивой на свете! Ослепительно красивой. Чтобы затмить солнце и звезды. Чтобы увидев меня, человек не мог сдвинуться с места. Чтобы мне не было равной среди людей.

- Ты уверена, что ты именно этого хочешь? – спросила фея в зеленом платье.

- Да, иначе...- Принцесса недвусмысленно подняла палочки.

- Хорошо! Но потом пеняй на себя...

Фея взмахнула своими прозрачными рукавами. В воздух взлетела стайка радужных искр, от которых у Принцессы зарябило в глазах. Когда она встряхнула головой, то фей уже и след простыл. «Обманули, пустомели», - расстроилась Принцесса и побрела домой. Она прошла через пустынную веранду, открыла дверь в кабинет отца, чтобы рассказать о сегодняшнем приключении: «Папа, что сегодня случилось! Я встретила двух фей у пруда...» Старый Король поднял голову навстречу единственной дочери, улыбнулся и вдруг его черты лица посерели, застыли и превратились в камень.

«Папа, папа! Что случилось!?!? Мама! Кто-нибудь! Какой ужас!!!!»

В дверь вбежали стражники, бросились к Королю, невольно взглянули на Принцессу и все застыли каменными статуями. Принцесса побледнела, закрыла лицо руками и заревела. Но тут в комнату вошла Королева-мать. Остановилась, ничего не поняв. Потом бросилась к окаменевшему мужу, пытаясь его обнять.

«Мама, не смотри на меня! Я заколдована!» - закричала Принцесса. Мать пробормотала: «Что за глупости? С тобой всё в порядке?». Королева подошла к дочке, обняла ее, убрала руки девочки от лица и застыла каменной фигурой.

Принцесса не могла опомниться от горя. Она взяла покрывало с дивана и замоталась в него с головы до ног, и пошла в спальню. Слуги привыкли к тому, что Принцесса часто укутывается, чтобы ее не могли рассмотреть, поэтому фигура в золототканном покрывале, цокающая каблучками по дворцу, не вызвала ни у кого удивления. Но уже через пару часов по городу поползли слухи. Одни говорили о том, что в замке поселилась нечистая сила, другие – что Король и Королева поссорились с могущественным волшебником и тот превратил их в камень. В городе начались волнения. Но Принцесса ничего от это не знала, она сидела у себя в комнате и плакала. Под вечер, устав от волнений и слез, она уснула.

На следующее утро деликатный стук в дверь разбудил Принцессу. Она вскочила с кровати, обрадовавшись новому утру: «Какой ужасный сон мне приснился!» Но каменная статуя, очень похожая на ее бывшую горничную, выглядывала из-за балдахина кровати. Это вернуло Принцессу в реальность. Чуть подальше стоял окаменевший камердинер с подносом в руках. В глазах Принцессы появились слезы. Деликатный стук в дверь повторился.

-Кто там? Уходите отсюда, - закричала Принцесса.

-Это я, Ваше Высочество.

Принцесса узнала по голосу Самого Хитрого Министра.

- Что Вам нужно, Хитрейший?

- Ваше Высочество, мне неприятно Вас огорчать, но во дворце творится неладное. Вчера вечером Ваши мать и отец... Впрочем, впустите меня, я хочу поговорить с Вами наедине...

- Я не могу, Хитрейший. Я заколдована. Всякий, кто увидит меня, обратится в камень, - Принцесса зарыдала, - Это из-за меня мои родители окаменели...

- Ах, это многое объясняет. Хм. Побудьте там, Ваше Высочество, я все устрою, кхе, кхе...

Быстрые удаляющиеся шаги свидетельствовали о том, что Самый Хитрый Министр спешил покинуть покои Принцессы. Между тем Принцесса утерла слезы и подошла к зеркалу, чтобы причесаться. Она удивленно уставилась на свое отражение: из зеркала на нее глядела заспанная Красавица в помятом платье. Ослепительная красота незнакомки была поистине неземной. «Неужели это я?» - изумилась Принцесса. Она ощупала свою фигуру и лицо. Да, это была она! Но в сто, нет, в миллион раз красивее чем то, что она видела каждое утро в зеркале.

«Феи не обманули меня. Я действительно стала красавицей», - рассеянно подумала Принцесса, - Почему тогда все обращаются в камень при виде меня?» Но тут в ее голове прошелестел обрывок фразы: «...ослепительной красивой... чтобы человек не мог сдвинуться с места...». Принцесса опять зарыдала. «К чему красота, если она обращает всех людей в камень?», «Ах, лучше бы я умерла», «Кстати, почему я не превратилась в камень, увидев себя в зеркале? М-м-м. Наверное, отражение не обладает такой силой, как оригинал», «Как же я теперь буду жить?» - самые разные мысли проносились в ее голове.

От тяжких размышлений Принцессу отвлек стук в дверь. Это снова был Самый Хитрый Министр.

- Ваше Высочество, кхе-кхе. В городе ходят нехорошие слухи и начались волнения. Бунтари вот-вот проникнут во дворец. Теперь Вы – наследница престола. Не могли бы Вы выйти на балкон и своим мудрым словом успокоить бунтовщиков?

- Но что я им скажу?!?

-Скажите, что Их Величества Король и Королева передали Вам трон. И теперь Вы будете управлять страной.

- Но я не умею управлять.

- Вы, главное, скажите. Успокойте их, а потом разберемся.

Принцесса вздохнула и отодвинула тяжелый гобелен оконной занавеси, открыла балконную дверь. На улице был погожий солнечный день. Внизу толпа людей с вилами и пиками сражалась со стражниками. Принцесса набрала полные легкие воздуха и прокричала:

- Мои подданные! Я, дочь короля Тарабара XXII, объявляю вам... Отныне я управляю нашим государством... И с сего дня вы можете называть меня... называть меня...

Принцесса замешкалась, подбирая слова. Потом взглянула на людей внизу... О ужас! Что она увидела! И нападающие, и стражники вместе составляли застывшую каменную композицию. Дослушивать ее слова было просто некому. Принцесса с криком бросилась обратно в свою комнату.

- Ну как, Ваше Высочество? Успешно? – из-за двери раздалось знакомое покашливание.

- Они все обратились в камень! Это ужасно!

- Ну не надо драматизировать, Ваше Высочество. Главное, что Вы подавили бунт. А говорили, что не умеете управлять. Кхе-кхе...

- Вы меня обманули, Хитрейший. Вы с самого начала этого хотели!

-Моя Принцесса, поверьте, Ваше умение превращать людей в камень – поистине дар. С моим умом и с Вашим даром мы завоюем весь мир. Сейчас пойду объявлю войну всем соседям...

- Стойте, я не хочу войны.

- Чего же Вы хотите? Вы сами сказали, что управлять не умеете, как впрочем и ничего другого... Вам придется положиться на меня. Уж я-то знаю что делать. Сейчас от Вашего имени напишу депеши соседям, Вам останется только подписать...

- Я не хочу участвовать в Ваших интригах. И войны с соседями не хочу: они все милейшие люди.

-Чего же Вы хотите, Принцесса? – Самый Хитрый Министр был сердит.

- Я хочу умереть, - Принцесса истерически зарыдала.

- Хорошо, - быстро согласился Самый Хитрый Министр, - Вы предпочтете яд? Или Вам прислать острый кинжал?

- Уйдите, отвратительный человек... – Принцесса снова залилась слезами.

Шаги Самого Хитрого Министра стихли. Принцесса осталась совсем одна. Что же ей теперь, бедной, делать? Ей было страшно и очень одиноко. Выходить наружу было еще страшнее. В дверь снова постучали.

- Кто там? – ей совсем не хотелось опять разговаривать с Самым Хитрым Министром – Уйдите.

- Это я, Ваше Высочество, - раздался голос Самого Старого Министра. Принцесса обрадовалась. Она любила этого старичка. Когда-то он учил ее грамоте, арифметике и географии.

- Вам нельзя сюда, Старейший, я заколдована.

- Я знаю, Ваше Высочество. Но Вы в беде. Самый Хитрый Министр объявил себя королем, он разогнал всех прежних министров, объявил войну соседям и ввел новые подати. Кроме того, он собирается Вас убить: сейчас он и его приспешники обсуждают - отравить ли вам обед или прислать в коробке ядовитую кобру. Вам нужно бежать из дворца.

- Куда же мне идти?

- Куда угодно. В лесу среди диких зверей безопаснее, чем здесь. Я могу Вас вывести через черный ход. Но поторопитесь: скоро сюда придут стражники и мне не сносить головы...

Бедная Принцесса окинула взглядом свою комнату. Здесь не было ничего, что она могла бы с собою взять. Коробки со шляпами и нарядными платьями, драгоценные вазы, резная мебель... Разве эти вещи нужны ей теперь? Она закуталась в самое простое покрывало и быстро покинула комнату, в которую ей не суждено было вернуться.

Самый Старый Министр долго вел ее темными коридорами и запутанными переходами. И вот наконец они оказались за воротами замка. Старейший смахнул слезу и сказал: «Благослови тебя Бог, милое дитя», закрыл скрипучую калитку и скрылся в глубине дворцового сада.


Глава 2. Беглянка.

Принцесса приоткрыла покрывало: она стояла на пыльной дороге, по краям засаженной большими узловатыми вязами. Как это было не похоже на идеальные дорожки королевского сада! Она обреченно побрела по дороге. Куда ей идти? У нее ни друзей, ни родных за пределами дворца. Даже если бы и были – с ее новым «даром» нельзя приходить в дом к хорошим людям. Сзади послышалось глухое постукивание копыт: «Эй! Посторонись!»

Принцесса испуганно метнулась в безопасную тень вязов, но ее остроносые шелковые туфельки запутались в складках тяжелого покрывала. И она растянулась прямо на пыльной обочине. Повозка проскрипела мимо и остановилась неподалеку: «Эй, ты, растяпа! Чего там лежишь? Поднимайся. Я ведь на тебя не наехал случаем?» Возчик спрыгнул на землю и пошел к Принцессе. Она торопливо поднялась, поплотнее запахнулась в покрывало и как можно доброжелательнее сказала: «Нет, всё в порядке». Возчик подошел к Принцессе :

- Вот это чучело! Что же ты замотанная такая? Болеешь чем? Или урод?

- Да нет. Я просто... Вы куда едете?

- Я-то? В город. Переночую на постоялом дворе, а утром – домой. Подвезти тебя что ли?

- Да, да. Подвезите меня до города. А еще лучше до постоялого двора. Мне тоже надо переночевать.

- Ну садись, бедолага.

Принцесса с трудом взобралась в скрипучую повозку. И всю дорогу слушала разговорчивого возницу.

- А ведь я только что из королевского дворца. Да... Доставил им два бочонка моего самого лучшего вина и теперь еду обратно. Вот на базаре куплю жене и детям гостинцев, переночу и утром обратно – к моей Гретте. Знаешь какая у меня жена? Самая красивая на свете. Когда улыбается – что солнышко пригревает, когда смеется – что серебряные колокольчики звенят. Хочу ей туфельки купить. Шелковые, с вышитыми жар-птицами. Такие вот... Да, такие как у тебя. Откуда у такой бродяжки как ты, такие красивые туфли? Украла небось? Слушай, продай их мне... Я тебе дам золотую монету.

Принцесса удивилась. Она и раньше знала, что торговцы продают товары за деньги, но ей самой никогда не приходилось ничего ни покупать, ни продавать. Возчик расценил ее молчание как несогласие.

- Я тебе дам две золотые монеты. Две чудные новенькие золотые монетки, только что с королевского монетного двора. Соглашайся...

- Хм-м-м. Что я могу купить на две золотые монеты?

- Вот упрямица. Двух монет ей мало! И на плотный ужин, и на ночлег хватит. Так и быть, дам тебе еще впридачу эти деревянные башмаки. Они понадежнее будут, чем эти тонкие туфли. Не порвутся и долго не износятся. Ну что, согласна?

Принцесса со вздохом кивнула, сбросила свои шелковые туфли и надела неудобные деревянные башмаки, положила две золотые монеты в карман.

Возница еще больше повеселел: «Вот будет подарок моей Гретте. Как она обрадуется! Она, между прочим, нездешняя. Отец ее был лекарем на корабле. Привез сюда с собой дочку. Да не справились все его лекарства с местной лихорадкой. Помер он. Так Гретта уже здесь и осталась. Иногда она истории мне рассказывает про заморские страны – заслушаешься. И про огромную саранчу, про летающих драконов. Кстати, говорила что есть страны, в которых женщины закутываются в покрывала с головы до пят, только глаза блестят. Прям как ты. Их Бог, говорят, жестоко карает тех женщин, которые покажут тело, лицо или даже волосы. Так они и ходят даже в самую жару. Бывают же чудеса на свете...»

Под дружелюбное бормотание возницы повозка въехала на постоялый двор. Принцесса распрощалась с разговорчивым попутчиком и несмело открыла грубо сколоченную дубовую дверь. Внути было темно и шумно, пахло потом и жареным луком. Принцесса протиснулась между жующего и гомонящего люда. За высокой грязной стойкой высилась крупная фигура хозяина заведения. Принцесса собралась с мыслями: «Мне переночевать и плотный ужин».

Хозяин наклонился, чтобы рассмотреть новую постоялицу: «Это что еще такое? Ты кто будешь, мил человек? Как тебя кличуть?»

Принцесса растерялась. Назвать свое настоящее имя нельзя. Ни в коем случае.

- Я нездешняя. Из страны, в которой женщины закрывают лицо и волосы. Можно у вас переночевать?

- Странно, ну да ладно. Пойдем покажу твою комнату.

Они поднялись по узкой темной лестнице, прямо к самому чердаку. Хозяин открыл хлипкую дверь и впустил гостью в узкое и длинное помещение со скошенным потолком. «Во дворце даже слуги в таких комнатах не живут,» - подумала Принцесса, а вслух поблагодарила хозяина, ведь у нее не было другого выбора.

- Твоего спасибо маловато. Деньги вперед.

Принцесса молча вытащила две новенькие золотые монеты и отдала их хозяину. Он удивленно уставился на гостью, потом опробовал монеты на зуб, крякнул и засунул их за пояс:

- Ужин сейчас принесут. А Вы тут пока располагайтесь. Небось сами издалека?

- Издалека, издалека... – Принцесса торопилась распрощаться с хозяином.

Когда он ушел, она с удовольствием сняла покрывало и растянулась на жесткой грубоотесанной лавке. Она еще никогда так не уставала. К усталости примешивалось еще одно, дотоле неизведанное чувство: она была голодна!

Задремавшую от усталости Принцессу разбудил скрип открываемой двери. Она едва успела опять набросить на себя покрывало. Слуга поставил на стол миску с овощами, поднос с сыром, хлебом и мясом, кувшин с вином. Сразу после его ухода Принцесса набросилась на еду. Простая крестьянская еда сейчас показалась ей вкуснее самых изысканных десертов в мире. Даже кисловатое вино было лучше ее любимого лимонада. Разомлев от обильного ужина, Принцесса быстро заснула на жесткой лавке, да так крепко, как никогда не спала на мягких королевских перинах.

Проснувшись утром, Принцесса задумалась о будущем. Две золотые монеты она израсходовала. Что ей делать дальше? Она доела остатки ужина и решила выйти пройтись. Когда раньше она проезжала по городу в роскошных носилках, то ей всегда было любопытно заглянуть в дома людей, послушать их разговоры на местном рынке, побродить по многочисленным лавкам с крикливыми зазывалами.

Кое-как приведя себя в порядок – ведь принцессы не привыкли самостоятельно одеваться, умываться и причесываться – она набросила на себя покрывало, надела свои грубые деревянные башмаки и спустилась вниз. В зале было пусто, большинство постояльцев или уехали, или еще спали, или были на рыночной площади.

Принцесса вышла на залитую солнцем улицу, заполненную торговым людом, кухарками, домашними хозяйками, ремесленниками. Она медленно шла куда глаза глядят, не подозревая, что за ней уже снаряжена погоня: самые доверенные сыщики и самые жестокие солдаты нового Короля.

Сквозь тонкое покрывало она рассматривала многочисленные предметы быта: чашки, горшки и плошки – у гончаров, сыромятные ремни, седла, уздечки – у кожевенников, заморские ткани и украшения – у приезжих купцов. Она любовалась тем, как яркие блики солнца играют на саблях и кинжалах в оружейных лавках; тем, как споро и ловко бакалейщики нагружают ивовые корзины очередного покупателя; тем, с каким упоением местные босоногие детишки облизывают яркие леденцы. Ей все было внове. За крепкими и надежными стенами королевского дворца она не видела всей этой яркой суеты. Вдруг Принцесса услышала звуки королевских труб. Ее сердце сжалось от боли. Она вспомнила про смерть родителей. Трубы пели сбор на центральной площади и народ потянулся на звук. И принцесса тоже побрела вместе со всеми. Трубачи протрубили три раза. И на деревянный помост вышел Королевский Глашатай. Развернув свиток, он громогласно начал читать последние королевские указы. Глашатай объявил о смерти Короля и Королевы, и о том, что теперь страной правит новые король – Хитрун I – бывший главный министр. Народ зашептался. Потом Глашатай объявил указ о новых податях – на использование мостов и дорог, находящихся во владении Его Королевского Величества. Приглушенная волна недовольных восклицаний прокатилась по толпе. Затем следовал указ о назначении новых министров, но народ уже не слушал, а обсуждал между собой новые поборы. И напоследок Глашатай объявил о побеге из королевской темницы опасной преступницы и колдуньи. В Указе говорилось, что всякому содействующему в поимке назначается вознаграждение – мешочек серебряных монет. Опознать беглянку можно легко: она закрывает лицо от посторонних глаз. Но лучше к ней не приближаться – она могущественная колдунья и может убить взглядом прямо на месте.

Принцессу бросило в жар. Ее бедное сердечко затрепыхалось, из глаз опять полились слезы. Хорошо, что никто этого не видел под покрывалом. С одной стороны, хорошо, но с другой стороны, именно покрывало привлекало внимание: ведь ищут женщину, закрывающую лицо. Эти мысли чехардой пронеслись в голове Принцессы, и она начала потихоньку отступать назад. Ей очень хотелось убежать отсюда, от злых людей и несправедливости. Шаг, еще шаг. Случайно наступила на чью-то ногу, ее грубо толкнули: «Куда прешь?». Кто-то крикнул: «Так вот же она, преступница, закрывающая лицо!». Толпа всколыхнулась любопытством, где-то заплакал ребенок. Принцесса развернулась и во весь дух помчалась вперед. Ее нелепые деревянные башмаки громыхали по каменной мостовой, покрывало мешало двигаться, но она бежала изо всех сил. Следом за ней продирались сквозь толпу королевские стражники в тяжелых доспехах. Принцесса бежала куда глаза глядят: мимо неприветливых каменных заборов, ныряя в узкие извилистые переулки, сквозь темные подворотни. Впопыхах она где-то потеряла один деревянный башмак, пришлось сбросить и другой. Камни мостовой больно ранили ее нежные ноги. На одном крутом повороте покрывало распахнулось и глазеющая нянька с ребенком на руках превратилась в каменную статую. Однажды Принцессе показалось, что погоня отстала, но в следующий миг из боковой улицы раздалось громыхание солдатских сапог. И Принцесса опять побежала...

Вот уже мостовая сменилась пыльной утоптанной дорогой, а вместо городских переулков вокруг раскинулись фруктовые сады и виноградники. Принцесса свернула с основной дороги и бежала среди аккуратных рядов развесистых яблонь. Она совсем запыхалась. Три дня назад ей невозможно было предположить, что ей придется убегать от королевских стражников – собственных слуг. Принцесса остановилась и прислушалась. Погоня отстала. Вокруг одурманивающе пахло яблоками и было очень тихо. Принцесса в изнеможении опустилась на землю. Неужели теперь ей всю жизнь придется убегать и скрываться? И куда ей теперь идти?

Она сидела под развесистой яблоней. Кругом была тишь да благодать. И так вкусно пахло теплыми спелыми яблоками! Принцесса подкрепилась сочными плодами. Солнечные лучики едва проникали сквозь густую листву яблонь. Пели цикады и чирикали воробьи. Было даже трудно представить, что все, что случилось сегодня утром, действительно произошло в реальности. Во всех книжках, которые Принцесса читала в детстве, никогда не говорилось про голод и жажду, про мозоли и израненные ноги. В сказках всегда появлялся (и всегда вовремя!) мужественный Принц, который спасал героиню от всех бед и несчастий. Она вздохнула, положила в карманы несколько яблок и поднялась. Скоро наступит вечер, ей надо найти ночлег. Может быть, ей повезет и она разыщет какую-нибудь заброшенную избушку? Она тихонько побрела вперед, не заметив, что вместе с нею из тени яблонь метнулась какая-то фигура. Девочка шла вперед и вперед. Вот уже яблони сменились виноградниками, а потом и вовсе какими-то кустиками и высокой суховатой травой. Она вышла на высокий берег и обнаружила, что дальше идти некуда: земля закончилась и впереди простиралось море. Ах, как бы ей хотелось стать птицей, чтобы улететь отсюда далеко-далеко.

Не успела она додумать свою мысль, как сзади послышался осторожный шорох. Принцесса обернулась и увидела стражника с обнаженным мечом. И чуть подальше – другого человека, прятавшегося среди невысоких кустов. «Нет!» - закричала она, и отступила на шаг назад. Сильный ветер сорвал покрывало с ее головы. Стражник с занесенным мечом превратился в камень. Но девушка уже не увидела этого: она сорвалась с края обрыва и упала в высокие темные волны.

Когда стих ее крик, прятавшийся человек медленно поднялся на ноги. Он трусливо выждал еще некоторое время, потом подошел к статуе стражника, постучал по окаменевшим складкам плаща. Немного поколебавшись, он решил не заглядывать за край обрыва, подобрал покрывало Принцессы и отправился в королевский дворец.

Новый король Хитрун Первый незамедлительно принял своего самого доверенного шпиона, отложив для этого все дела.

- Какие новости, господин Главный Шпион?

- Ваше Величество, девчонка больше не доставит Вам неприятностей.

- Ее зарубили мои бравые солдаты?

- Нет, Ваше Величество. Она упала в море с высокой скалы.

- Ты сам это видел? - Хитрун был недоволен.

- Обижаете, Ваше Величество. Если бы я это видел, то стоял бы сейчас каменной статуей на скале, рядом с тем бравым солдатом, который пытался ее зарубить. Я это слышал.

- А вдруг выживет? Чем тогда ответишь?

- Насколько я знаю, Ваше Величество, плавание не входило в курс обучения молодой Принцессы. Всё больше хорошие манеры и бальные танцы. И даже если случайно не утонет, то течение отнесет ее к соседям. Тогда наша война с Южным государством может считаться выигранной – скоро там вместо населения и королевской семьи будут каменные изваяния.

- Кхе-кхе. Верно говоришь. – Новый король был доволен Главным Шпионом, - Пойди к Казначею, от выдаст тебе мешочек серебряных монет.


Продолжение в следующем номере

Comments