Анна Ходжер - Сказки ее детства

Имя Анны Ходжер более полувека широко известно в Приамурье. Её стихи и песни звучат в клубах, на смотрах художественной самодеятельности, просто в быту нанайского народа.

Она родилась в селе Джари Нанайскеого района Хабаровского края: дивная дальневосточная природа – могучая река, дремучая тайга, населённая чудесами. И – сказки, легенды, пословицы, поговорки, звучавшие на родном языке, которые во множестве знали бабушки, мама. На этом мудром и поэтичном богатстве воспитывались дети таёжного народа. Цепкая детская память на всю жизнь сохранила это богатство. А жизнь прожита большая, насыщенная: в культпросвете довелось поучиться, поработать в клубе, в музее, в сельсовете, в райкоме партии. И на всём пути её сопровождали стихи и песни, ею созданные, и в 1980 году они привели её в Ялту на П Всероссийский семинар молодых писателей Севера, после которого нашлись переводчики – Александр Черевченко, Алина Чадаева, позже стихи Анны Ходжер стали переводить и поэты-дальневосточники, появились отдельные книги её стихов.

Годы, как воды Амура, утекают безвозвратно, и вот уже память обращается в детство, туда, беззаботно и радостно жилось маленькому человечку, и из-под пера выходят в свет «Сказки моего детства». Надвигается юбилей Анны Петровны Ходжер. Поздравляя поэтессу с солидной датой, представляем её прозу.

Наталья КОСТЮК


Девять Нгэвэнов – злых духов


Жили вдвоём мать с сыном. Мальчик рос. Играл, везде ходил, а мать каждый день предупреждала его:

Сынок, играй недалеко от дома, вверх по речке не ходи.

Сын так и поступал, как наказывала мать. Но однажды задумался: «Почему мама запрещает ходить вверх по речке, что там такое? Пойду посмотрю. И пошёл.

Шёл, шёл, видит – большой дом стоит. Зашёл он в дом, а там никого нет, только на кане сидит большая лягушка размером с обувь. Мальчик с ходу залез на кан и стал лягушку пинать. Пинал пока не убил. Придя домой, рассказал матери всё как было. Заплакала мать, запричитала:

- Что ты наделал! Я же предупреждала тебя, чтобы ты не ходил вверх по речке. Ты не лягушку убил, а мать девяти Нгэвэнов - злых духов. Не будет нам теперь покоя! – И стала готовить сына в дорогу. – Иди, сын, куда-нибудь беги. Злые духи не дадут нам покоя, будут насылать всякие невзгоды.

Поцеловала она сына и наказала бежать от злых духов. Только сын убежал. Дверь настежь открылась и в дом вошли девять Нгэвэнов-злых духов. Стали они спрашивать мать про сына. Женщина решила схитрить, нет, говорит, у меня никакого сына, а Нгэвэны-злые духи ей не верят:

Нет есть, мы знаем, он убил нашу мать, за это мы должны убить его.

Стали духи щекотать женщину, а когда стала терять сознание, вырвалось у неё слово «Бор». Девять Нгэвэнов оставили Пудин-женщину и выбежали из дома.

Долго лежала она без сознания, а когда пришла в себя, стала прибираться в доме, подметать полы, и нашла пуговицу от одежды своего сына. Ладно, думает, уберу мусор и положу пуговицу на место, и сунула пуговицу в рот. После уборки собралась положить пуговицу на место, а её нет, проглотила.

Прошло немного времени и Пудин-женщина обнаружила, что в чреве у неё растёт ребёнок, это проглоченная пуговица превратилась в плод, и родился мальчик.

В сказках время быстро проходит. Подрос мальчик, стал везде бегать, играть. Однажды спрашивает он у матери:

-А у меня есть старший брат?

-Нет,- отвечает мать.

-А чьи же это игрушки? – допытывается сын.

-Так это твой отец приготовил игрушки для будущего сына, - отвечает мать.

Сын поверил, стал ходить на охоту с копьём и луком.

Однажды поплыл на оморочке с острогой рыбачить. Едет. И вдруг слышит откуда-то долетает: «Копя, копя…». Не поймёт, кто такие звуки может издавать. Подплыл поближе к острову Бор, слышится всё громче непонятный звук «Копя, копя». Пристал к острову, поднялся на берег и видит бежит по острову мальчик, а за ним девять Нгэвэнов, от их тяжелого бега прогибается земля и они утопают в ней по колени. А мальчик бежит и причитает:

«За мною гонятся девять Нгэвэнов, копя, копя,

Девять Нгэвэнов меня догоняют, копя, копя,

Легкое моё иссохло, копя, копя,

Сердце моё высохло, копя, копя,

Почки мои высохли, копя, копя,

Девять Нгэвэнов за мной гонятся, копя, копя.»

Он настолько высох, что все его внутренности издавали звук колокольчика. Мальчик-охотник призадумался, как спасти жизнь убегающего, убить одним выстрелом девять Нгэвэнов. Он стал рассчитывать с какого места выстрелить, и, когда один из нгэвэнов приблизился, не раздумывая, пустил в него стрелу. Все девять Нгэвэнов, как нанизанные на нитку бусы, упали замертво. Кое-как как дотащив полуживую мумию до берега реки, мальчик уложил ее в оморочку, а тот, даже лежа, продолжал причитывать. И так всю дорогу. Приплыв домой мальчик попросил мать забрать находку. Мать вышла на улицу и услышала доносящиеся с берега причитания.

«За мною гонятся девять Нгэвэнов, копя, копя,

Девять Нгэвэнов меня догоняют, копя, копя,

Легкое моё иссохло, копя, копя,

Сердце моё высохло, копя, копя,

Почки мои высохли, копя, копя,

Девять Нгэвэнов за мной гонятся, копя, копя.»

Пудин, услышав знакомый голос, побежала к берегу, и увидела своего старшего иссохшего сына. Она унесла его домой, стала варить мездру белки, с какими-то голубыми бусинками. Изготовив мазь, напоила сына водой, и принялась старательно натирать мазью его тело. Так она лечила его, пока мальчик не принял свой прежний вид.

Выздоровев, братья стали играть, ходить на охоту, на рыбалку, но никогда больше никто из них не убивал без надобности лягушек и всякую живую тварь.

Comments