Александр Мурашев - Миграционная опасность

(размышления современного дилетанта)


«…вопросы крови – самые сложные вопросы в мире!.. Есть вещи, в которых совершенно недействительны ни сословные перегородки, ни даже границы между государствами».

(М.Булгаков. Мастер и Маргарита.)


«Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

Гарантируется свобода массовой информации.

Цензура запрещена».

Конституция РФ, ст. 29)


Статья Веры Яшкиной «Социальная обусловленность миграции», опубликованная в альманахе «Экумена» №23, заинтересовала меня актуальностью темы. Особенно это больная тема для Дальнего Востока России, на что в патриотическом порыве обращал внимание властей еще В.К.Арсеньев. Очевидно, социальные условия являются приоритетными в мотивации решений мигрантов. Однако причины мобильности населения этим не ограничиваются. В норме, может быть, да. Нормальный человек не переселится из лучших условий в худшие. Но за пределами нормы возможны иные решения: что плохо для одних, то притягательно для других. Одни народы бегут от хаоса и распада, другие находят в этом свою выгоду. Так что социальную обусловленность миграции желательно исследовать в более развернутом виде.

Миграционная активность, как подчеркивает автор в конце статьи - это одна из особенностей современной цивилизации. (Следует возразить, что миграция племен и народов не прекращалась и в древние времена, оказывая существенное воздействие на формирование современного этнического и расового облика, национальной психологии и культуры, и автор демонстрирует осведомленность в этом вопросе ранее по тексту статьи.) Однако некие государственные интересы (надуманная «забота о генофонде России»: забота о генофонде какого этноса и кто именно эти «заботливые» индивидуумы, приведшие русское население на грань вымирания?), по мнению автора, требуют усиления контроля над миграционными процессами. Такая точка зрения внедряется и на официальном уровне, как общепризнанная научная истина. И это характерно не только для России. Политика особых ограничений для мигрантов осуществляется практически во всех этнических странах, а в Израиле, к тому же, действуют ограничения и для «неполноценных евреев» из России, не подтвердивших должным образом своего еврейского происхождения, но подробнее об этом далее. «Совершенствование миграционной политики и миграционного законодательства актуально для современной России, поскольку наше отечество становится все более привлекательным для мигрантов, и соответственно проблем… становится все больше и больше», - заявляет автор, следуя примеру ортодоксального руководства еврейского государства. Ну и радовались бы, что стали привлекательнее, да нет же, этот факт вызывает не одобрение, а настороженность, ведь пришлый этнос несет свои национальные особенности, угрожающие контролируемому и прогнозируемому поведению гражданского населения. Так ли это на самом деле? На чем основаны такие опасения, насколько они оправданы в современной многонациональной России? Не проявление ли это патологической мнительности, которая, поистине, стала концептуальной основой многих реформ (и преследований граждан, в том числе), направленных как бы на улучшение социального климата и жизни населения? Собственная многонациональность почему-то не берется в расчет российскими интернационалистами. «Своими» нациями (этносами) как бы можно пренебречь, хотя и они могут разрастись и, теоретически, проникнуть в высший управленческий сектор. От них с большим на то основанием следовало бы ожидать смены культурных традиций, государственных законов и этнического облика ныне (пока еще) узнаваемых россиян. Однако темпы такой национальной инверсии чрезвычайно слабы, почти на уровне шума, поэтому и не затухают в течение тысячелетий. Но если уж говорить о заметных переменах, то отчетливо прослеживается иная тенденция: прошедшие годы можно с полным основанием назвать годами замены атеистических гражданских культурных стандартов на религиозные. Каков этнический облик авторов этого проекта? Неужели пришельцы? И кому выгодно превращать Россию в религиозную страну «по типу Израиля»? Чей заказ выполняют враждебные науке и научному просвещению силы? «Бесстыдно и нелепо утверждать, что христианское православие всегда было органически присуще русскому народу» (В.Б. Авдеев). Поэтому использование в доказательной базе миграции населения Верой Яшкиной ссылок на библейские сюжеты и иные архаичные религиозно-политические мифы не добавляет научности в ее рассуждениях.

Весьма условно, с оговорками можно воспринимать и пророчество автора статьи о том, что в связи с миграцией «…буквально через несколько лет и десятилетий бурных перемен (? – А.М.) мы можем не узнать государство, в котором родились и жили. Это будут другие лица, другие законы, другие традиции». «Бурные перемены» происходят и вне связи с современной миграцией, для этого достаточно собственных реформаторов: изменились законы и традиции, меняются лица и не узнать государство, осталась неизменной лишь тактика вколачивания перемен и жизнеспособность «элиты».

С одной стороны, усиление миграционной активности, с другой, - страх потери государственности или чего еще, отдаленно напоминающего национальную определенность (страна ведь многонациональная)… О национальной идее какой нации постоянно твердят с высоких трибун «реформаторы»-интернационалисты? В многонациональной России такое словоблудие воспринимается двусмысленно. Ситуация, на мой взгляд, не простая и нуждается в исследовании. Кто же на самом деле создает вековые проблемы и болезни общества, какие силы?


Если обратить свой взор в Средневековье, близкое сердцам современных российских толкователей культуры с богословским уклоном, мы увидим, что причина болезней органов и систем организма человека в то время объяснялись различными несуразными теориями и учениями до тех пор, пока не были открыты мельчайшие возбудители болезней – бактерии и вирусы. Среди них обнаружились и полезные, без которых человеческий организм не может функционировать. Нечто подобное наблюдается и в социологии. Создается впечатление, что вся официальная наука об обществе погрузилась в средневековье и страдает близорукостью. Близорукая наука, не замечая личности человека, на ощупь определила народные массы и классы - пролетариат и буржуазию и заметила антагонистическое движение «классовых интересов масс». Затем впотьмах наткнулась на государства и установила, что эти институты как-то связаны с международным капиталом и разделом сфер экономического и политического влияния. Заметила острейшие экономические и социальные кризисы. Отойдя еще дальше («великое видится на расстоянии»), потеряла из виду общественно-экономические формации, основывающиеся на исторической смене способов производства, но зато обнаружила культурно-исторические типы государств (влияние религиозного мышления), преемственность и изменчивость тех или иных на магистральном пути развития демократии. Весьма хитроумный трюк, позволяющий незаметно шагнуть из материализма в религиозный идиотизм. «Классы» и «типы» существуют как бы сами по себе, а механизм их движения скрыт за моноблоками определений.

В научном аспекте желательно рассматривать вопросы социологии в комплексе, в том числе и на основе анализа этнических особенностей людей. Запретов здесь не должно быть (опасно «вырывать глаза у разума»), иначе исследователь попадет в плен субъективных мнений, а законодательная база, установленная на таком «заказном» анализе, обернется для будущего населения невосполнимыми потерями.

Мы не отрицаем важность синтеза в познании. Более того, в ряду научных обобщений еще недостаточно фактического материала для однозначного вывода о судьбе цивилизации в целом, слишком мал еще путь, пройденный человечеством в своем разрастании от первобытных форм. Принимая за основу магистрального пути развития человечества принцип индивидуализма безнациональной единицы, официальная наука, по сути, поощряет и заметно усиливает жизнеспособность одного этноса в ущерб иным этносам, которые не считают этноиндивидуализм достоинством цивилизации. Безнациональных людей в природе не существует, следовательно, кому-то выгодно оглуплять население.


Логика управленческого сословия в России с незапамятных времен отличается странными особенностями во всех сферах управления. Всеобщий, всеохватывающий, до крайности мелочный контроль, граничащий с подозрительностью, практически во всех государственных учреждениях, куда обращается население по различным вопросам, превратился в навязчивую идею управления. От населения скрывалась точная топографическая информация (скрывается и по сей день, как военная тайна), что само по себе затрудняло развитие частной инициативы по освоению территории в новейшее время. И это при наличии огромных недостаточно изученных и неосвоенных пространств. Беда слабозаселенной России в том, что вне рамок государственного регулирования невозможна (исключена, преследуема) любая деятельность, направленная на жизнеобеспечение гражданина. Жизнь, например, в отрогах Ванданского хребта свободнее, чем в окрестностях Хабаровска или лучше, чем в европейской части России? Ссылки в вопросах расселения на экстремальность климата не выдерживают критики. При всех демонстрируемых средствами массовой информации патриотических усилиях законодателей (не лишне напомнить, что «независимость» СМИ не пострадала с ходом реформ) перспектива создания и укоренения традиций воспроизводства жизни населения на окраинах выглядит весьма туманной. Что сделано в этом направлении? Ровным счетом ничего. Напротив, дикая эксплуатация человеческих ресурсов разрушила некогда разветвленную, но чрезвычайно уязвимую местную структуру народонаселения. Современные вожди предлагают выход из кризиса в создании административно-территориальных промышленных агломераций, обеспечивающих жизнеспособность двадцати крупным городам. Однако многими эти предложения критикуются, как искусственные, не имеющие связи с ойкуменой, не ориентированные на будущее и пренебрегающие известным правилом: условие экономического развития – жизненные интересы населения, а частная инициатива – один из основных механизмов устойчивого экономического роста. Управленческая элита (теперь уже в союзе с религиозной властью – еще одна беда) с упорным постоянством омертвляет живую энергию народа, пытаясь на свой лад переиначить народный характер. По-видимому, власть в России больше всего опасается, что ее идентифицируют раньше времени. Из этого страха произрастает и кровавая диктатура «пролетариата» («…никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненная, непосредственно на насилие опирающаяся власть!»), и тайная цензура (как на дрожжах растущие «списки запрещенной литературы», одиозные статьи 280-282 УК РФ, действующие как смертный приговор для мыслящего человека), и, наконец, вколачивание христианства как крайнюю меру для обеспечения условий паразитизма и увековечивания господства. В этом же русле политических фобий расширяется истерия по информационному ограничению (цензуре) Интернета: «народ не то думает, не то говорит, не то читает, что хотелось бы…» Каким образом эти и иные подобные им явления соотнести с «культурно-историческим типом государства»? Рабовладельческая флуктуация в период «развитого капитализма»? Каждому времени соответствует свой уровень свободы, - заявляют современные иезуиты. Следовательно, длина поводка определяется решением олигархии, тянущей поводок свободы на себя.

Менталитаризм усиливается, и жизнь не становится проще. «Забота о генофонде России», осуществляемая властью, по мнению Веры Яшкиной, для сохранения славянской(?!) крови и традиций русского народа – это из области мифотворчества. Такая постановка вопроса противоречит всей политике и идеологии управленческого сословия от царизма, большевизма и до наших дней (противоречит тщательно скрываемым историческим фактам). Вот сохранение древнерусского фольклора и восстановление иудейских церковных традиций, заложенных тысячелетие назад насильственным воцерковлением Руси – это приветствуется (как воплощение объединяющей «русской идеи», но без этнических русских, путающихся в ногах у «демократии»), это важная деталь современной рыночной идеологии, в этом автор права. И эта идеология уже на новый лад перепевает старинную байку о «приглашении» на управление титульной нацией, ни на что не способными славянами более умных и продвинутых иностранных «олигархов». Остается как бы открытым вопрос, кто конкретно приглашал (из какого стана впервые прозвучала эта мысль, в чьих интересах)? Жизнь конкурентна. Это важнейшее ее свойство проявляется в самых изощренных формах, поэтому глупо наделять хитроумных и коварных «хищников» социума свойствами простодушных «травоядных» и всячески преследовать лиц, сомневающихся в правдоподобии такой метаморфозы. Напомним в этой связи ответ «вождя мировой революции» В.И. Ульянова-Ленина, на вопрос писателя Максима Горького, приведенный в аргументированном с убедительной полнотой исследовании известного ученого и общественного деятеля В.Н. Емельянова:

«- Владимир Ильич, Вы жалеете людей?

- Это смотря каких. Умных жалею. Но только… только среди русских мало умных. Если найдешь какого-нибудь годного человека, то непременно или еврей, или с еврейской кровью». Конечно, политический функционер, управленец-государственник Ульянов (Бланк по линии матери), презирающий русский народ, причислял к «годным» и себя, и он был последовательным в своем рационализме, завершившимся кровавой драмой для всего земледельческого русского населения. Эти две несоизмеримые по массе социальные категории (власть и народ) занимали различные, несравнимые ниши в социально-экономическом пространстве не только России, что дало основание К. Марксу для разработки классовой теории. Крепостное русское земледельческое население являлось основной производительной силой феодальной России, поэтому религиозной властью, до предела наполненной «годными», ограничивалась доступность образования для коренного крепостного населения, но евреям соответствующие шлюзы были открыты. А среди «годных» для управления страной, во все времена востребованы только всесторонне образованные специалисты. Вместе с тем, образование не создает полного равенства генетически сложившихся особенностей мышления, т.е. полностью не устраняет различий при конкурсном отборе. В рамках этого профессионального отбора русские под ярлыком мнимого «великодержавного русского шовинизма» столкнулись с реальным еврейским национализмом практической выгоды. Что из этого получилось, мы наблюдаем на примерах современности (заметьте, «наблюдаем», а не «оцениваем»…)

В результате известных политических и социальных явлений сельскохозяйственный сектор экономики утратил к XXI веку в России свое значение как жизнеобеспечивающая основа. Вместе с ним исчезает (деградирует, приспосабливается, вымирает) и основная масса «земледельческого русского населения». Однако «человеческий фактор» остается востребованным в современной экономике, и эта опустошаемая всем ходом исторического развития России ниша стремится к полноте за счет мигрантов.

Миграция - простое передвижение людей – порождает сложные процессы, в той или иной мере воздействующие на социально-экономические и социокультурные стороны жизни населения. Наиболее существенной (судьбоносной) составляющей является воздействие на демографические процессы. В официальных источниках принято считать, что неорганизованная миграция приводит к ухудшению материальных и культурно-бытовых условий в районах с низким уровнем социально-экономического развития. Трудно согласиться с этим тезисом, наблюдая естественный ход внешней и внутренней миграции в сочетании с суетой управленческой доминанты. Причина иная. «К сожалению, наше законодательство в области миграции сложилось как охранно-запретительное (и не только в области миграционной политики, - А.М.). Оно вызвало труднопреодолимые барьеры на пути мигрантов…», - констатирует ситуацию в своем аналитическом очерке Жанна Зайончковская, заведующая лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. Даже тот факт, что вопросы миграции находятся в ведение милиции (ранее в ведении Комитета государственной безопасности, в будущем - полиции), говорит сам за себя. «Насколько такой порядок соответствует интересам страны?» - спрашивает исследовательница. Да никак не соответствует! Становление рыночных отношений в России и интеграция в мировую экономику активизирует свободное перемещение рабочей силы, а вместе с ним и процессы адаптации и ассимиляции. Без предоставления широкой возможности для укоренения переселенческих семей в результате внутренней миграции, воздействие внешней миграции ограничивается рыночной сферой. Это неизбежно влечет консолидацию и обособление мигрантов по этническому признаку при возрастающей их массе.

Управленческая элита во главе с президентом Д.А. Медведевым уверена, что современное население (в частности, городское) не двинется на окраины из индустриальных центров. Разумеется, при существующей ситуации в стране. Но что сделано властью для привлекательности освоения пустующих пространств? Практически то же самое, что делается для «развития» малого предпринимательства и общественной инициативы: принятые меры приводят к изнурению субъектов и прекращению ими какой-либо легальной деятельности. Устраняется многоукладность – основа неразрушительного сосуществования в многонациональной среде. Выигрывает монополистический капитал.

«Наиболее разрушительным и изнурительным остается дикий бюрократизм практически на всех уровнях, так или иначе связанных с жизнедеятельностью населения (и монополизм, - А.М.)… Когда управление становится самоцелью, навязчивой идеей, тогда утрачивается рациональность жизни и рушится «Свой дом» под ударами различных фобий». Теперь вот очередной законник-реформатор задумал переименовать милицию в полицию. Вне сомнений, к этому нововведению приурочен следующий удар наступающей реакции по гражданским правам. И русское население это прекрасно осознает: «Якобы обсуждение, в которое нас втягивают, этого страшного, преступного документа… чтобы мы не заметили, что нам предлагают закон, делающий нас рабами». Политические эквилибристы придумают объяснение любым метаморфозам. Мы и так рабы, по хитроумному объяснению власти, «делегировавшие» свои права милиции. Оказывается только переименованием, а не иначе, возможно улучшить работу этого государственного учреждения по защитите (от?) населения. «…не столь важна разработка нового, сколь важно, чтобы структуры исполняли уже действующие законы», - заявляют по этому поводу граждане («А вы, друзья, как ни садитесь, все в музыканты не годитесь!») При всем желании отметить положительные усилия, профессиональную заинтересованность и добрые намерения власти перед глазами встает итог этих усилий: гора порождает мышь, а то и ядовитую змею. Население незаметно опутывается сетью правовых ограничений, оставляющей лишь возможность негласного кухонного ропота. Факты сращивания власти с криминалитетом и даже факты организации представителями власти криминальных сообществ раскрываются случайно. У населения вызывает гомерический смех усилия по борьбе с коррупцией в рыночном обществе. Кто против кого борется?!

Когда «внешние обстоятельства складываются определенным образом», то под воздействием силы этих обстоятельств любой человек вне зависимости от силы его «исследовательского инстинкта» способен покинуть родину. Однако обстоятельства могут складываться и так, что бегство от обстоятельств становится невозможным. И тогда назревает конфликт между личностью и творцами обстоятельств. Теоретически существует множество различных вариантов преодоления конфликта, но наиболее вероятные не так многочисленны. Они определяются глубокими природными инстинктами, обусловливающими особенности людей, теми, что называются этническими. Современная официальная российская публицистика и служебная наука предпочитают об этом помалкивать. Вместе с тем, в социологии и политических вопросах не избежать методов биологического детерминизма исследователям-аналитикам, намеренным оставаться на подлинно научных позициях. На сегодняшний день гражданам пока доступна обширная международная информация Интернета (библиотека), детально объясняющая противоречивую сущность социума на основе явлений этногенеза. При ближайшем рассмотрении народ, оказывается, состоит из конкретных физических лиц различной этнической определенности, интересы которых и направляют ход истории. Миграцию также можно рассматривать в различных аспектах, в том числе и в этнической плоскости: мигранты ведь реальные люди.

Основа этнической психологии формировалась десятки и сотни тысячелетий, в то время как социальные условия меняются гораздо быстрее, на протяжении одного-двух поколений. Поэтому было бы наивно ожидать быстрой смены поведенческих стандартов у людей на генетическом уровне. Понятие «вынужденной миграции» также весьма неопределенно, поскольку кроме политической составляющей может иметь множество иных не менее значимых для индивидуумов, что детально освещено в публикации Веры Яшкиной и многочисленных научных работах других авторов.

Исследователей интересует в основном функциональный характер миграции (трудовая миграция) в связи с экономическими прогнозами. Другая сторона миграции – этническое смешение. Это медленный, но неотвратимый процесс, в определенном смысле демпферный. При оценке истории и перспективы этнического смешения многие авторы вырывают человека из контекста общественно-исторического развития и таким приемом пытаются объяснить его противоестественность. Вместе с тем, люди не голуби и не лошади, их не разведешь по клеткам и стойлам, хотя такие попытки предпринимаются. Этногенез – и без того чрезвычайно медленный, эволюционный процесс - искусственно тормозится в анклавах этнического планирования на основе примитивных этноэгоистических установок.

Социальные условия никогда не бывают абсолютно стабильными, границы общения непреодолимыми, а уклоняющееся от нормы (среднего значения) поведение ограниченного контингента населения - это правило, закономерность. Это подтверждение движущейся формы естественного отбора, который происходит и среди людей в социуме. Учеными обнаружена тенденция к увеличению погрешностей, выражающихся в различных отклонениях от нормы в физическом и психическом здоровье людей в связи с этно-расовым смешением. Отклонения, как утверждается, выражаются и в ослаблении (утрате) некоторой врожденной генетической психологической платформы. Этот «плюс»-«минус» усиливает предрасположенность к адаптации и закреплению различных влияний извне. На этом основании многими учеными, ориентированными в сторону национальных и этнорасовых ограничений, предсказывается инволюция людей и деградация социума до полного его вырождения (эволюционный «минус»), а политиками проводится в жизнь идея этнической чистоты (государство Израиль).

Характерными для нового времени являются высказывания Ю.М. Бородая в статье «Этнические контакты и окружающая среда», опубликованной в журнале Природа №3 в 1982 году. Ученые философы и физики справедливо оценили эти высказывания как антинаучную химеру, наукообразную глупилку, гипертрофирующую влияние генетических процессов в развертывании социума. В реальности при географическом соприкосновении массы людей возникают отношения уровней материальной и духовной культуры, жизненных интересов, экономические взаимоотношения, - поясняют ученые. «Соприкосновения» не всегда заканчиваются мирным сосуществованием. Учитывая при этом действие законов генетики (т.е. опираясь на тезис первичности материального и не отрицая роли психологической платформы), следовало бы помнить о том, что предмет наших исследований все-таки социум, а не табун лошадей. В непрестанной борьбе за жизненное пространство многие этносы исчезли (мы не можем отрицать решающую роль борьбы за существование, принимающей подчас отнюдь не мирные формы), но не бесследно, как это было бы с голубями или лошадьми. Свой след они оставили, прежде всего, в культуре выживших популяций людей (эволюционный «плюс»): за внешностью, психологией и культурой современных людей – сотни тысячелетий биологического и исторического развития. Как сказал К.Э. Циолковский: «За нами бесконечность времен». И славянский этнос в смертельной схватке с воинствующими или хитроумными пришельцами не исчез бесследно, вобрав в себя наиболее конкурент означимые качества многих народов и инвертировавшись на протяжении тысячелетий в новую этническую общность – русскую с сохранением государственности на территории своего разрастания. Процессы инверсии (в том числе сдвиг генетической конституции людей) не завершены на сегодняшний день, не приведены к общему знаменателю в обширном евроазиатском котле России. В настоящее время этническое разнообразие настолько велико, что только статистическими методами можно выделить особенности гиплогруппы той или иной этнической формы, а идентифицировать этническую принадлежность конкретного человека возможно в пределах приближения к среднестатистическому значению. Обнаруженные закономерности свидетельствуют лишь об активации процессов адаптации. Следовательно, человеческий род не утратил способности к совершенствованию и в смешении популяций преодолевает различные этнические распри и биологические тупики. Две ипостаси человека – биологическая и социальная – идут, как говорится, рука об руку. Но роль социальных факторов будет возрастать, как системных на достигнутом этапе эволюции.


Кто же так озабочен сегодня, кто так трясется при мысли о потере контроля и власти, подобно персонажу русских сказок Кощею Бессмертному, сидевшему на мешках с золотом? Может быть, русские во власти, которых по официальной статистике среди населения России большинство? Однако в вопросе с «русскими во власти», как и вообще в вопросе с русскими не все так понятно в современной России. В независимых СМИ вполне справедливо высказывается озабоченность о судьбе русского этноса, и предпринимаются попытки анализировать проблему, в связи с чем авторы и издатели нередко попадают под пресс уголовного кодекса (одиозная статья № 282 УК РФ), как террористы. Заявившего о себе прилюдно, что он русский, некие говоруны-русофобы, не задумываясь, объявляют «скинхедом». На фоне воцерковления – внедрения христианских догматов (руководство жизнедеятельности древних иудейских племен) как условия государственности, вопреки Конституции, что уже невозможно отрицать, - происходит замалчивание ведических основ русской (древнеславянской) культуры, фактически происходит шельмование русскости (отпала необходимость прятаться за спины «земледельческого населения», паразитировать на его труде, расширяя и углубляя инфраструктуру собственного жизнеобеспечения), шельмование здорового научного атеизма и материалистической диалектики – достижений мировой научной философии. Например, выехавших за рубеж предприимчивых людей, – как известно, преимущественно евреев называют в официальных СМИ «новыми русскими», а не евреями; дремучих идиоток в образе «русских бабок» на всеобщее посмешище воспроизводят актеры-евреи. Персонажи-евреи («тетя Соня», герои еврейских анекдотов и проч.), наоборот, изображаются хитроумно-находчивыми, предприимчивыми, вызывая одобрительный восторг публики. Под именем русских в России действует и управленческая элита, в связи с чем этнические русские становятся прообразом «заклятого врага», а вхождение в состав России по этой причине всегда оценивалось негативно национальным меньшинством. «Большевистские главари и их пособники всячески мимикризовались под русских, засекречивали свои этнические еврейские фамилии, чтобы роль коренного (прежде всего славянского) населения в проводимых экспериментах казалась руководящей». (В. Андреев. «Кто мы?»)

Вывод напрашивается сам собой и не нуждается в публичном доказательстве. Достаточно вглядеться в лица или послушать представителей власти в России, чтобы убедиться: с ленинских времен (по мнению некоторых исследователей, гораздо раньше) власть представляют преимущественно носители еврейской крови (без малого 100%). Преобладание граждан еврейской крови в управлении нееврейской страной многие сограждане не считают нормальным явлением. Однако это произошло. И в этом состоят многие особенности российской политической системы. Невозможно не отметить в этой связи глобалистских акцентов во внутренней и внешней политике России, мобилизующей население для решения стратегических задач укрепления власти в ущерб интересам жизнеобеспечения.

Внедрение в управленческий аппарат такого количества граждан еврейской крови невозможно объяснить исключительно профессиональной конкуренцией. Но в целом, как мы уже говорили выше, исторический процесс, выдвигающий в лидеры те или иные народы, объективный и естественный. При этом нельзя не учитывать выдающуюся роль евреев в создании российской государственной банковской системы (хотя не обошлось и без мошенников, таких как небезызвестный Шлиман), а также в последующих событиях XX века, что с предельно откровенной и точной аргументацией отражено в книге Дэвида Дюка «Еврейский вопрос глазами американца». Поднявшееся во главе цивилизационного процесса в России еврейство, тем не менее, не изменило своей природе, направив этот процесс в разрушительное русло. Так, по крайней мере, это выглядит сегодня с точки зрения большинства сограждан, оказавшихся у черты бедности. Вместе с тем, итоговый результат жизнедеятельности государства в интересах элиты, в интересах международного и отечественного крупного капитала весьма внушительный. Мы не можем отрицать объективной реальности.

Более ранние исторические эпохи, ознаменованные «крещением Руси», укреплением самодержавия и крепостным правом для коренного населения Руси-России, религиозным и дворянско-помещичьим гнетом над этническими русскими, восходили к современности посредством куда более грозных и неотвратимых мер. Фридрих Энгельс связывал первопричину особенностей жизнедеятельности населения России (древних славян, русичей) с историческими явлениями, о чем мы упоминали в статье по поводу навязывания христианства, опубликованной в предыдущем номере «Экумены»: «…с момента достижения ими первой, самой нижней ступени цивилизации уже подпали под чужеземную власть и лишь при помощи чужеземного ярма были насильственно подняты на первую ступень цивилизации.» (Ф. Энгельс. Россия и русские в мировой революции. Цитирую по С. Горюнкову, – А.М.). Фридрихом Энгельсом был подмечен исторический факт (хотя и без идентификации этнической определенности «чужеземной власти»), который в настоящее время можно расценивать как начало многовекового процесса этнической инверсии - результат миграции лидирующего этноса в условиях развития торговли и ремесел, проникновения в управленческие структуры и лоббирования собственных интересов. «Более половины евреев, по данным генетики, имеют предков, живших ранее 4000 лет назад, т.е. еще до зарождения евреев как отдельной этнической и религиозной общности. В течение этого периода предки современных евреев давали несколько демографических выбросов, прослеживаемых в периоды 1000-1400, 300-400 и около 200 лет назад». (Происхождение евреев с точки зрения ДНК-генеалогии. Анатолий Клёсов (Klysov-1). Сопоставляя эти периоды с реальными историческими событиями в России, можно уверенно отнести их причину к еврейской миграции и экстраполировать на начало ХХ и ХХI вв. Однако предки евреев являются и общими предками славян, иных средиземноморских, восточно- и западноевропейских, переднеазиатских и западноазиатских этносов, с которыми они разошлись в более поздние эпохи. Этногенез, начавшийся как следствие определенной эпохи исторического разрастания социума, продолжается, изобретая все новые инструменты на пути к совершенствованию видообразующей биологической платформы на основе межэтнического смешения.

Торгово-финансовая и промышленно-финансовая олигархия с древних исторических времен и до сих пор наполнена лицами преимущественно еврейской национальности во всем мире, включая и Россию. Некоторые ученые в России называют современное состояние государства «еврейской оккупацией». Ф. Энгельс выражался куда более обтекаемо: «подпали под чужеземную власть»: захват управленческой и общественной инициативы произошел не в результате войн или нашествия, а иным способом, путем естественного взаимодействия народов и выделения активного, конкурентоспособного начала. В связи с чем, мы считаем это определение слишком эмоциональным и ненаучным. Критики недооценивают простой вещи: становление и укрепление российской государственности не было изолированным от различных влияний извне, а неравномерность генетического и исторического развития – установленный наукой факт. Миграция еврейства в Россию сыграла при этом ключевую роль. «Вышеописанная диалектика позволяет исследователю подняться над примитивным осуждением еврейства…надо понимать, что евреи действуют, движимые сильнейшим – обостренным, отточенным, закаленным – инстинктом самосохранения, который за долгие века давно уже преобразовался в абсолютный, не имеющий себе равных на земле этноэгоцентризм, впитываемый с молоком матери» (социолог и политолог А.Н. Севастьянов в научной монографии «Чего от нас хотят евреи?) Ученым выражено широко известное в науке мнение. Небольшая неточность состоит в том, что этноэгоцентризм в немалой степени характерен и для китайского этноса, но имеет иную природу, уходя корнями в традицию китайского атеистического космизма. Далее автор указанной монографии посвящает этому аспекту большой раздел.

Однако требование национальной обособленности – не просто любимый конек сепаратистов, а проявление естественных движений социума (прежде всего, забота каждого человека о сохранении семьи, рода и национальной идентичности). Якуты, например, не хотят быт ни русскими, ни евреями, ни китайцами. Они намерены оставаться якутами на территории своего обитания и заниматься традиционными видами жизнеобеспечения, всячески подчеркивая это в практике регионального управления. Папуасы Новой Гвинеи, по-видимому, тоже. Невозможно представить, каким станет наш общий дом, когда государственное управление захватит гражданин из племени папуасов. Потому что практически такого никогда не произойдет, - уверенно скажет любой здравомыслящий гражданин России, однако теоретически это возможно. Когда гуманистическое мышление сходит с рельсов исторического материализма, возможно и не такое. На самом деле ни якуты, ни евреи, ни русские, ни китайцы не останутся прежними этносами в исторической перспективе, мощная трансформирующая (системообразующая) сила международного экономического взаимодействия перемешает народы. И этнические вожди пытаются сопротивляться этой неизбежной реальности всеми средствами, по возможности препятствуя миграции и ассимиляции.

Эти требования национальной обособленности местная элита облекает в религиозные формы (например, воинствующий иудаизм, ислам, христианство), фактически сдерживая развитие и подталкивая к пропасти подвластные народы. (Здравомыслие - для элиты, религиозный бред – для толпы). При столкновении интересов, в управленческой политике всегда можно найти черты «оккупации», ущемление интересов той или иной группы людей или категории населения. В то же время, невозможно замалчивать происходящие в мире объективные процессы (непростые, многомерные) этнической экспансии, недооценивать при этом роль профессиональной конкуренции и значительно более медленных процессов этнического смешения и генетических мутаций, обеспечивающих жизнеспособность носителей мутированных гиплогрупп в изменяющихся исторических условиях.

«Восточно-европейское еврейство (преимущественно евреи-ашкенази, - А.М.) стало в последние десятилетия крупнейшей мировой силой, сравнимой с великими державами по мощи и богатству, а возможно, превосходящей по влиянию. Еврейские министры сидят на важнейших постах в правительствах России, Америки, Англии и Франции, в руках еврейских финансистов сосредоточены несметные богатства, а еврейские кинематографисты, теле-, радио-, газетчики определяют ход мыслей миллиардов людей. Эта новая экстерриториальная сверхдержава не стремится к саморекламе – вопрос о еврейском богатстве и влиянии считается скользким, опасным, недостойным… Еще до недавнего времени было принято считать еврейскую историю непрерывной цепью страданий и гонений, сейчас историки все чаще отмечают, что евреи были привилегированной социальной группой в средневековой Европе. Евреи были традиционными капиталистами в докапиталистическом обществе, самым богатым тайным обществом… Быть евреем в Средние века означало находится лишь на одну ступень ниже аристократии, но быть богаче аристократии и практически не иметь обязательств по отношению к обществу». (Русская страница Исраэля Шамира www.israelshamir.net|ru|polemik14.htm Полемика. Откуда взялись евреи.) Иначе и быть не могло, если судить по современности.

На волне и под прикрытием «перестройки» российское еврейство вышло из тени «общенародного государства» и «братства народов» и действует открыто, как государство в государстве, подавляя малейшие проявления гражданской инициативы русских (особенно как равноправных политических оппонентов, действуя инквизиторскими методами). Причем деятельность диаспоры в виде синагог, различных национальных объединений и школ есть лишь вершина айсберга, связи которой пронизывают весь социальный организм России в своих, сугубо национальных интересах во всем общегражданском пространстве. Россия, подталкиваемая организованной еврейской диаспорой в русло религиозности, поистине становится еврейской страной. На этом поприще трудятся свыше пятисот еврейских организаций, совместно с властью всячески препятствуя укреплению национальных русских объединений (кроме «РПЦ», и этот факт наводит на размышления). Прекрасно осознавая безвыходность своего положения в рамках российского законодательства, некоторые граждане стремятся фальсифицировать удостоверения о своем «еврейском происхождении», чтобы примкнуть к еврейской диаспоре, и вызывают тем самым гнев руководителей Федерации еврейских общин в России. Неизвестно, какой процент этнических русских среди граждан, желающих стать евреями, но этот пример демонстрирует один из способов преодоления конфликта между личностью и творцами обстоятельств. (Можно предположить, что этот процент незначительный, в пределах биологически обусловленного отклонения от нормы, но социальная составляющая, несомненно, присутствует). Значительна и скрытая часть еврейского населения России, по различным причинам пока не желающего идентифицировать свою подлинную национальность. Это и ассимилировавшиеся евреи, составляющие единый народ с русским и иными автохтонными российскими этносами. Однако, «под воздействием целенаправленной воли еврейских вождей… пошел активный процесс выявления латентного еврейства, его переидентификация и дерусификация».

В мире продолжается разлагающая деятельность одной из самых изощренных разновидностей расизма - сионизма, опирающегося на архаичные предписания древнееврейских религиозных политиков. ХХХ сессия Генеральной Ассамблеи ООН (10 ноября 1975 г. - резолюция 33/79) квалифицировала сионизм как форму расизма и расовой дискриминации (отменена 16 декабря 1991 г. по требованию Израиля - резолюция 46/86, - что совпало с ликвидацией СССР). Вместе с тем, духовный лидер партии ШАС и старший судья сефардов раввин Овадия Йосеф в своих проповедях заявляет, что «единственная цель неевреев – служить евреям», а нееврей свыше «получает долгую жизнь, чтобы хорошо работать на еврея». Еврейский национализм в условиях экспансии облекается до поры, до времени в форму вечно преследуемого и гонимого племени, нуждающегося в особых льготах. Эта удобная во всех отношениях, проверенная временем паразитическая позиция… становится привлекательной для гражданского общества.

Однако, несмотря на деятельность еврейства в виде обособленной этнической, политической и экономической структуры, как и любой из коренных российских этносов, оно не может тотально исключить контакты анклава, срастаясь по границам ассимиляции с иными российскими этносами и ассимилируясь с «русскостью» само в себе. В обыденности часто можно встретить такие семьи: например, мужчину алтайско-сибирской внешности с некоторыми еврейскими чертами лица, а рядом с ним женщину-славянку с особенностями строения элементов внешности или, наоборот, славянской внешности мужчину, и женщину с явными еврейскими чертами лица, но не этническую еврейку. В этом аспекте весьма поучительны наблюдения состава различных конкурсов женской красоты, ставших обыденным явлением. Конкурсы красавиц сибирско-азиатских народов России пока еще представляют нам примеры монголоидной внешности, а такие же конкурсы славянских красавиц европейской России и Хабаровского края (г. Хабаровск) дают уже примеры чисто еврейской внешности «славянских красавиц» - победителей конкурсов, что уже невозможно воспринимать славянину без содрогания. Природу не обманешь. Вместе с тем, ассимиляция выдвигает среди сограждан еврейского происхождения истинных патриотов России, которые вносят в процесс укрепления государственности взвешенные, рациональные идеи мирного сосуществования на основе экономического и культурного взаимодействия, идеи общественных связей «без границ».

Весьма высок процент ассимиляции и среди исторических народов Нижнего Амура. В настоящее время редко можно встретить чистые формы среди амурских красавиц. Меняется и национальное сознание аборигенов, окучиваемых вниманием зарубежных Фондов и не только… Примечателен такой факт. Член комиссии инспекторской проверки одной из школ национального поселка спросила директора этой школы, есть ли среди учителей русские. «Русские?.. – высокомерно переспросила директор школы - потомок амурских туземцев. – Русские работают у нас посудомойками на кухне». В психологии народов, которые в культурном отношении самостоятельно смогли подняться лишь к вершинам неолита (позднекаменного века), легко возбуждаются генетические инстинкты борьбы за существование, принимающие естественные природные формы этноэгоизма и националистических движений. Что уж удивляться результатам российской государственной (этнической) политики на Кавказе в Чечне, в прибалтийских и азиатских республиках ближнего зарубежья.

При современном состоянии этнического состава народонаселения России и распределении социальных ролей, история становления которых насчитывает тысячелетия, воображаемый поток китайской экспансии выглядит младенцем, да и качество его иное. Если китайцы примут участие в освоении пустующих территорий, что в этом опасного? С какой стати требуется притеснять и ограничивать своих потенциальных переселенцев-ассимилянтов? Как известно, подобное настороженное отношение к иностранцам характерно и для китайской управленческой традиции. Вместе с тем, именно с Китаем российское еврейство связывает угрозы своему будущему финансовому владычеству. Мотивы «русского» патриотизма еврейских олигархов предельно точно отражены в упомянутой монографии А.Н. Севастьянова: «Это относится не только к финансовому капиталу… Заводы, газо- и нефтескважины, рудники, элеваторы – все это и многое другое превратилось в надежный якорь, прикрепивший еврейских капиталистов к России…» Ни для кого в этих фактах нет секрета, кроме отпетых двоечников и хитроумных политиков.

Ионатан У. Колкер (президент всемирной еврейской организации Джойнт): «Американские евреи, которых представляю я, счастливы, что у вас возникает еврейское сообщество, которое своим существованием обогатит евреев во всем мире». («МЕГ» №13/97, по А.Н. Севастьянову). По этому поводу можно сказать только одно: такие надежды архитекторов стратегии этнического глобализационного лидерства должны отрезвлять чрезмерную доверчивость современных российских Президентов, если только это ни одна упряжка.

Русское население в целом никогда не страшилось миграции. Всегда именно «чужеземная элита» панически опасалась отстранения от власти и богатства, мобилизуя русское население на защиту ее собственных интересов, которые зачастую отождествлялись (иногда и совпадали) с интересами государства. Весьма красноречиво эта позиция прослеживается в «Трудах командированной по высочайшему повелению Амурской экспедиции» (Вып. V. СПб., 1911.) Начальник отряда земледельческой колонизации С.П. Шликевич в статье «Колонизационное значение земледелия в Приамурье» пишет: «Вопрос о малом притоке переселенцев давно уже беспокоит всех заинтересованных судьбой Приамурья. …всегда оказывается одна беда – отсутствие надлежащего количества населения, и одно средство поправить эту беду – привлечь многочисленное земледельческое русское население. …Приамурью необходимо столько русских людей, сколько нужно, чтобы дать колонии все недостающее количество труда, хлеба и мяса». (Заметьте, - ни евреев, ни цыган, ни каких иных народов России, а именно «русских людей» как общепризнанное тягло!)

Вместе с тем, С.П. Шликевич, обобщая экспедиционные материалы, высказывает ряд весьма ценных замечаний. «Неужели только годы, долгие и дорогие… могут нас убедить в очевидной истине, что наши земледельцы, наша (! – А.М.) крестьянская Русь не придет сюда в достаточной массе ни в двадцать, ни в пятьдесят лет?» - пишет чиновник, в то же время, отмечая недостаточность благоприятствующих мер. – «Нельзя упускать из вида ничего, что, в соединении с благоприятными условиями земледелия, могло бы привлечь в край русскую крестьянскую семью». Принимая во внимание (в русле преобладающего на тот период опасения) возможность экономического и политического захвата «желтой» волной миграции, Шликевич как ответственный государственный служащий осознает неизбежность использования на Дальнем Востоке труда мигрантов: «Надо сделать, чтобы «дом» у этих работников находился на нашей территории и тогда все вопросы о невыгодности отпадают…» Сделать «чужой труд» своим - вот, по справедливому мнению исследователя, предмет заботы власти.

Ни «крестьянская Русь», ни колхозная Россия не укоренились в достаточном объеме на дальневосточных землях, не построили здесь «Свой дом», рядом с которым мог бы разрастись и «чужой труд», сделавшись «своим». Феодальное мышление различных амбициозных упырей - «архитекторов» революции, перестройки и рыночной экономики, - замешанное на близких их сердцам установках «ветхого завета», способно было создать лишь рабскую экономику «азиатского способа производства» (К.Маркс), ущемляя гражданские свободы, в том числе и жизнеобразующую свободу расселения. Россия – не Ватикан и не Лихтенштейн, однако при передаче в пользование или в собственность населению земля измеряется не гектарами (сотнями десятин в 1,2 га., как в монархической России), а квадратными сантиметрами(?!) Что и говорить, многое изменилось с времен царствования последнего русского императора. А главное, изменилась стратегия экономического роста: ставка делается на «иностранного инвестора».

Приведенные выше наблюдения Исраэля Шамира отражают лишь итог экспансии, но ничего не говорят о технологии этого явления и интенсивности процесса естественного этнорасового смешения, сопровождающего миграцию. И некоторые ученые также бьют тревогу по поводу этого явления, доказывая его гибельность для всей цивилизации, в чем они глубоко ошибаются. «Русская культура цыган» - явление вовсе не невозможное, как и повсеместно существующая, более того, определяющая «русскость» во всех сферах - русская культура евреев, по общеизвестным причинам не замеченная Верой Яшкиной. Русская культура этнических китайцев, корейцев, иных этносов Азии и мира в целом также вполне предсказуема в лоне российской государственности. Своеобразными очагами еврейской ассимиляции явились Одесса в России и Шанхай в Китае. Вопреки мнению В.К.Арсеньева, наблюдавшего всего лишь мгновение исторической эпохи, становление культуры зависит от многих факторов, определяющих государственность и демографию. И даже широкое вливание сопредельного этноса, встраивающегося в социально-экономические процессы, не составит угрозы революционной смены государственности и культуры. Вместе с тем, никакие ограничения не способны будут обезопасить от действия эволюционных процессов (как в примерах с последствиями международной еврейской экспансии), приведут лишь к росту напряженности, конфликтным ситуациям или к религиозной окостенелости. А угроза религиозной христианской окостенелости нависла над Россией во всей ее деградирующей массе (так сказать, «социальная болезнь Бехтерева»). Население глупейшим образом лезет в петлю этой дури, раболепствует перед хитроумными религиозными проходимцами, изобретающими очередную страшилку (китайского нашествия), отвлекающую общественность от угроз закабаления сознания. А президент Медведев при этом покрикивает с высокой трибуны и грозит пальчиком гражданскому обществу.

С Дмитрием Анатольевичем мы солидарны в одном: никто из здравомыслящих взрослых русских людей не станет поощрять хулиганство. Вместе с тем, наказание подростков и молодежи, участвующих в массовых оппозиционных мероприятиях, не должно носить массовый репрессивный характер. В русских селениях взрослые часто одергивали детей и подростков, если те непочтительно или задиристо относились к мигрантам. Но это было в моем детстве лет шестьдесят назад. Что изменилось? Вряд ли за это время существенно изменилась психология русских, хотя различные «сванидзе» уже априори обвинили русский народ во всех уличных столкновениях. Следовательно, топать ножками в эту сторону – загонять проблему вглубь. А проблема, на наш взгляд, - и это уже выплескивается на улицы – состоит в поощрении русофобии, этноэгоизма и религиозного фанатизма малочисленных этносов Кавказа и ближнего зарубежья. На этих территориях, прежде всего, следует усилить воспитательные и иные предупредительные и оперативные меры. Класть голову в пасть дрессированному тигру в цирке не означает, что эту операцию можно проводить с диким тигром в среде его обитания. Власть пытается «вырвать глаза у разума», чтобы белое казалось черным, а черное белым. Всякому цирку есть предел, это известно из истории. Поэтому, вне всяких сомнений, наши внуки или правнуки сумеют вырвать кое-что другое у такой «демократии».


С древнейших времен неизбежно сопутствующая миграции и экспансии торговля в древне-ближневосточном котле с евро-азиатскими окраинами составляла единственное условие существования. У людей, объединенных интересами обладания ценностями и получением выгоды, формировалась особенная психология географической свободы и особые поведенческие стереотипы. «Легенды и литературные памятники шумеров и более поздних вавилонян, ассирийцев и евреев единогласно свидетельствуют о борьбе, длившейся тысячелетиями между пришельцами и народами, постепенно оседающими на земле…» (Ойген Фишер. Происхождение рас и ранняя расовая теория евреев. (1938 г.) В 1813 году О.Фишер – основатель научной антропологии – доказал наследуемость расовых характеристик в полном соответствии с законами генетики). «…Народы, как известно, в своих массовых движениях меньше всего руководствуются идеалами просвещения», - обобщает свои исследования другой, современный исследователь (П. Толстогузов. Предостережение Леопольда Шренка. – Ж. «Дальний Восток», №3 1989). Современный уровень этих процессов – экономическая глобализация. Ее этническая природа пока скрыта за государственным и этнорасовым разнообразием. Однако на этом фоне уже вырисовываются контуры будущих претендентов на управление глобальной экономикой. Безусловным лидером являются евреи, но набирает темпы и Китай с его не менее древней историей формирования политического сознания.

Будем объективными: это естественные, весьма важные исторические вехи в развертывании современной цивилизации (в развертывании био-социальной природы человека от носителя примитивных биологических форм до человека современного уровня мышления).

Несмотря на некоторые различия, кажущиеся иногда сущест-венными, в истории, культуре, психологии и традициях народов имеется много общего. Имеются объективные основания считать, что цивилизация развивается по единым законам из общего источника, и это вселяет уверенность в мирном развитии социума. И сопредельный китайский этнос, прибывший для участия в производственно-экономическом процессе, вовсе не захватчик территории или управленческой вертикали. Осознание этого приходит не вдруг, пробиваясь сквозь частокол различных политических фобий.

В.К.Арсеньев пишет о корейцах-эмигрантах: «Среди них чаще всего можно наблюдать своего рода мимикрию с целью скрыть свою национальность в среде окружающего их населения. …Вообще все желтые, и китайцы, и корейцы туго поддаются русскому ассимилированию. В этом отношении они обладают какой-то особенной агрессивной силой; поэтому рассчитывать на полное обрусение их никогда нельзя». Сегодня трудно понять, какой смысл вкладывал Арсеньев в понятие «полное обрусение» азиатов. Приведем в этой связи высказывание президента Международной конференции корейских ассоциаций гражданина России Ким Ен Уна (по статье К.С. Гаджиева): «…Корейцы считают себя частью России (разумеется, речь идет о корейцах России), сыновьями и дочерьми, а не пасынками и падчерицами. И они собираются разделить судьбу России, какой бы она ни была». Социальная мимикрия желтых, подмеченная Арсеньевым, присуща и иным мигрантам, в том числе и с особенной силой евреям (кстати, поднявшим на высокий мировой уровень культуру и науку в СССР… ценой измождения «русского земледельческого населения»). В некоторых работах даже высказывалась гипотеза о физической основе социальной мимикрии евреев – действующим на молекулярном уровне биоСВЧ излучении, открытым в экспериментах китайцем российского гражданства доктором Ю.В. Цзяном Каньчженом (г. Хабаровск). Трудно с этим спорить, но основным элементом в миграционном аспекте является все-таки сознательный выбор, а социальная мимикрия, по сути, ассимиляция, выражает непреодолимое желание или жизненную необходимость слиться со средой: впитать правила, законы, традиции, культуру, стиль поведения, стать русским в той мере, в какой возможно представить азиата европейцем или в каком качестве к этому располагает «русская идея». Имея в виду сознательный выбор гражданина, иначе, чем стремлением к обрусению это не назовешь.

Некоторые граждане России сомневаются в таком стремлении мигрантов к ассимиляции. Причины сомнений в росте преступности среди мигрантов на фоне правового сдерживания властью акций самозащиты постоянного русского населения. Этнические русские, выдвигая требования равных прав с другими народами, по сути, требуют защиты от внутригосударственного этноцита, геноцида, произвола и бюрократизма. Проблема, на наш взгляд, состоит не столько в личных качествах мигрантов, а, мягко говоря, в особенностях управленческого сословия в России. «Миграционная проблема» сильно политизирована. Именно из пренебрежения интересами и правами русского народа (может быть, в какой-то мере из неприязни к нему) управленческим кагалом были приняты статьи 280, 281 и 282 УК РФ, отмену двух последних из которых, как приоритет улучшения положения в стране, вынужден был отметить в своем Обращении президент Д.А. Медведев. Однако, не менее одиозная статья 280 («Публичные призывы к экстремистской деятельности») и закон «О противодействии экстремистской деятельности», под которые можно подвести любые сомнения в целесообразности деятельности Церкви, Правительства и Президента, выпали из поля зрения умницы Медведева. Вышеназванные акты нарушают 11 статей Конституции РФ – Основного закона (газета «Память Отечества», №7-8, 2010 г.)

Кто же ратует за 282 статью? Оказывается, наряду с русофобами СМИ эта норма по душе российским извращенцам, «которые намерены бороться за распространение понятия «социальной группы» на педерастов, лесбиянок, бисексуалов и трансгенных людей», причем людей нормальной ориентации называют гомофобами, тем самым инвертируя понятие нормы.

Приведем мнение Карла Штраца – немецкого врача и антрополога, высказанное им более ста лет назад в книге «Расовая женская красота» (по В. Андрееву «Кто мы?»): На индонезийском острове Ява «…имеется в шесть раз больше китайцев (чем европейцев, - А.М.), которые все пополняются новыми пришельцами из их родины, никогда не уходят отсюда и все более смешиваются с туземным населением. Подобным же образом китайцы появляются даже на западе Америки… Они не носят оружия, не заключают никаких договоров, не водружают флагов: они являются тихо, мирно, сначала поодиночке, потом все увеличивающимися массами, рассчитывая исключительно на работу и ремесла. И где они поселились, там они и остаются, размножаются, смешиваются с туземным населением… (выделено мной, - А.М.) Только там, где невозможно ничего заработать, они постепенно исчезают, так же тихо, как и пришли, и только смешение крови, оставшейся после них, свидетельствует еще о том, что они некогда здесь пребывали». Карл Штрац констатирует, что «…даже для самого педантичного антрополога становится невозможно подразделить человеческий род на такую массу видов, отделов и подотделов». «Постоянно прогрессирующее смешение» этнорас - необходимое условие развития цивилизации. К такому выводу приходит ученый, а сдерживание процесса межэтнического общения, придумывание различных барьеров из опасения утраты государственности – пустой бред чрезмерно мнительных особ, ничего общего не имеющий с естественным ходом развития. Этническая смешанность населения России по некоторым данным уже составляет 25% и это не предел. Выводы современных ученых вполне сопоставимы с наблюдениями К.Штраца. «Анализ литературы и источников свидетельствует, что количество китайских подданных в русском Приамурье постоянно менялось в зависимости от потребности в рабочих руках… Особое влияние на эти процессы оказывали меры, предпринимаемые русскими властями, направленные на ограничение китайской миграции: например, введение паспортных правил, выселение их нарушителей и прежде всего принятие закона 21 июня 1910 г., запрещающего труд иностранцев на казенных работах». (Сорокина Т.Н. – Омский госуниверситет). И сегодня «…Амур во многом обеспечивает национальную безопасность и территориальную целостность России», - обобщает свои исследования в русле тенденции к преодолению «желтой» миграционной опасности другая исследовательница, М.В. Надорожная. Таким образом, вопрос «об ограничении китайской миграции» далеко не нов. И современные государственные лбы обеспокоены тем же: лучше уж пустыня, чем китайцы.

«Для государства будет выгоднее держать еще некоторое время край этот пустынным и сохранить свободные земли для будущих русских поселений», - подводит итог своим наблюдениям Арсеньев также в русле господствующего мнения об опасности китайской экспансии.

Во времена Арсеньева, т.е. почти сто лет назад и до близких нам времен СССР, уровень общественного сознания не поднимался выше имперского национального патриотизма, так и не дождавшегося широкого разлива «будущих русских поселений». Наоборот, различные ограничения, запрет свободного расселения и плановое заселение на дальневосточные земли по сути бесправных, малоимущих трудящихся, практиковавшееся в коммунистической России, разрушили и без того редкую сеть поселений. Бюрократические ограничения поддерживали реальный уровень жизни ниже уровня достаточного жизнеобеспечения. На наш взгляд, «повышенное внимание» власти следовало бы требовать не к мигрантам в связи с миграцией, чтобы усмирить ее наплыв, а к нуждам постоянного населения России в связи с полным оскудением окраин. Параллели с процессами в Югославии – неуместная страшилка для России. «Тактика разумной осторожности» и «правильная (?–А.М.) селекция приезжающих в Россию мигрантов» со стороны власти, что советует Вера Яшкина, на деле также является обыкновенным преувеличением сверхмнительности, последний всплеск которой отмечен событиями в России на рубеже ХХ и ХХI веков. Вмешательство власти в естественные процессы свободного перемещения граждан приводит к негативным последствиям, создаются условия для реанимации различных теорий национальной обособленности, гражданской неудовлетворенности, снижает жизнеспособность коренного населения, наконец. В настоящее время, по данным Госкомстата, в России наблюдается следующее соотношение трудовой занятости мигрантов: в строительстве – 39%, в промышленности – 13%, в сельском хозяйстве – 10%, в коммерции и торговле – 23%. (Е.Л. Плисецкий. «Современные миграционные процессы в России»). Автором отмечено, что доля внутренней миграции трудоспособного населения за последние 10-12 лет увеличилась с 65% до 90%, а механический прирост населения за счет мигрантов не компенсирует естественной убыли населения в связи с высокой смертностью. На этом фоне выглядят бессмысленными манифестации жителей небольшого российского городка, требующих изгнания около двухсот иностранных трудовых мигрантов, занятых в сфере ЖКХ и торговли (в качестве дворников и подсобных рабочих). Трудно понять логику организаторов этой манифестации, нагнетающих националистическую истерию. Мы считаем, в этом прямая вина законодателей (не в плане устрашения, а в плане отсутствия разумного просвещения).

Интернационализм, толерантность и расовую терпимость, что еврейские «архитекторы» возрождения России навязывают народам России, они считают преступлением для своего еврейского клана. Весьма интересна в этой связи ситуация с оценками миграции российскими СМИ и израильскими ортодоксальными властями. Еврейский исследователь Элман замечает: «…единственной политической и религиозной общностью в США, которая пытается… препятствовать смешанным бракам, является организованная еврейская общность».

Дэвид Дюк поясняет: «…многие еврейские группировки и их лидеры спровоцировали большую суматоху вокруг угрозы смешанных браков. Основные еврейские издания часто публикуют статьи, порицающие смешанные браки и заклинающие евреев вступать в браки только с представителями их расы. …Значительные усилия направляются организованным еврейством на то, чтобы приостановить или обратить демографические изменения и заставить евреев… вступать в брак молодыми, только внутри своей расы, и иметь много детей». Вместе с тем, еврейство выступало приверженцами открытой иммиграции в США (было выгодно им в тот момент). Несомненно, организованное еврейство использует расовую солидарность в качестве оружия, применяя его, в том числе и в отношении России, но всячески оберегая свой расовый эксклюзив от влияния извне. Пытаясь оправдаться перед мировым сообществом, еврейские ортодоксы-сионисты поясняют: «Инстинкт национального и расового сохранения не должен порицаться… (что ж вы «порицаете» русских за то же самое и объявляете их экстремистами? – А.М.) Наша точка зрения вовсе не является экстремистской, а лишь требует, чтобы примесь других народов была такого вида и качество, которая не допускала бы изменения расовых характеристик быстрее, чем осуществится их ассимиляция, как в управлении, так и в крови». Кому еще не ясно, что это расизм?

Доктор философских наук К.С.Гаджиев (руководитель группы анализа западной политологии РАН) в статье «Заметки о перспективах российской государственности» (ж. «Вопросы философии», №9, 1994 г.) пишет: «…и Советский Союз, и собственно РСФСР в теории считались федерациями, но на самом деле единая для них обеих система государственно-административного управления сверху донизу… характеризовалась жесткой унификацией и централизацией, практически исключавшими сколько-нибудь значимое отклонение от стандартной иерархии властных структур, распределения и реализации властных полномочий. Декларируя волю к федерализации, власть, тем не менее, демонстрирует неспособность и нежелание на практике реализовать федералистские принципы государственного устройства. Федеральная власть, по сути дела, сохраняет в своих руках механизмы, позволяющие ей добиваться реализации субъектами федерации ее решений независимо от их соответствия федеративному закону». Доктор Гаджиев подметил важную особенность реального функционирования конгломерата национальных псевдосуверенитетов в многонациональной стране, сохранявшего единую государственность, способствовавшего этническому смешению, снижавшего остроту этнических распрей, соблюдавшего приоритеты общетерриториальных решений над ограниченно-национальными. Не «неспособность и нежелание» определяли форму взаимодействия административных субъектов России (узаконенных, как федеральные), а осознанная необходимость укрепить целое, иначе власть в анклавах захватят национальные элиты, опирающиеся на маргинальные слои населения, что и произошло в ельцинской России. (Практическая реализация не подпадает под теоретическую схему? Ну и что же, значит, теоретическая схема неполна и не отвечает реальной необходимости. Примером может служить Якутия и некоторые иные субъекты на территории бывшего СССР, вожди которых съезжают к примитивному этноцентризму.) При этом общетерриториальная и общенациональная объединяющая идея сложилась исторически – это «русскость». «Русская идея» в культурно-нравственном измерении заключается в признании гражданами и международным сообществом факта, что Россия – это страна, где живут русские со всем вытекающим отсюда полинациональным преобразованием единого культурологического пространства. В представлении субъекта «дальнего зарубежья» неважно якут ты, чукча, узбек, грузин или украинец: говоришь на русском языке или даже говоришь на родном национальном, но прибыл из России, значит, «русский» (что отождествляется с понятием «россиянин»). Этот факт по-своему пытаются оспаривать местные группировки, опираясь на мнимую волю остального, терроризируемого или обманутого ими населения.

Под влиянием целенаправленной деятельности международного еврейства (сионистского лобби), следствием которой является дерусификация и объединение российских евреев по этническому признаку, «русскость» граждан в России постепенно из понятия этнической определенности превратилась в абстракцию, объединяющую идею. «Русская объединяющая идея» была востребована в монархической России как условие политики религиозно-самодержавного патриотизма, так и в большевистской империи, как основа жертвенности во имя коммунистических идеалов (о «русскости» вожди вспоминали и в периоды национальных бедствий, когда требовался массовый патриотизм). Идеология выращивания «новой исторической общности» в лице советского народа продемонстрировала жизнеспособность в созданных условиях иной объединяющей идеи – коммунистической. Опыт стал востребованным в постсоветской политической системе. Оказалось, что без «русской идеи» не обойтись в политике возврата к религи-озным стандартам православно-христианской церкви, и эта паразитическая потребность религиозного сектора экономики (который пополняет ряды своих клиентов за счет усиливающейся маргинализации населения) также формально апеллирует к «русскости».

Доктор Гаджиев избегает применять в цитируемой работе термин империя к характеристике современной формы государ-ственности в России. По-видимому, в начале 90-х хотелось оцени-вать положительные перспективы, наметившиеся к этому периоду. Тем не менее, мы наблюдаем грозные тенденции тоталитаризации, проявляющиеся в ограничении гласности и свободы публичного выражения мнений (множатся судебные процессы над издателями, учеными и просто гражданами, которые рискуют выражать свое мнение, называя вещи своими именами) внедрении церковно-христианского раболепия в практику отношений государства и церкви, религиозных стандартов в культуру гражданского общества. Муниципальные власти, игнорируя некоторые положения Гражданского кодекса РФ и Конституции, посредством учрежденных ими (подчиненных, подвластных им) коммерческих структур вынуждают предпринимателей жертвовать деньги на нужды религиозного сектора. По этим позициям государство утрачивает одну из своих основных функций, согласно Э. Дюркгейму, в осво-бождении индивида, в возврате личности тот «простор», который отняли у нее «местные группы, обладающие властью и церковь».

«Что касается русской (или российской) идеи, то ее сущностное содержание – полинациональность, органическое соединение различных народов, культур, традиций, конфессий и т.д., - пишет далее доктор Гаджиев. - В этом единстве оказались органически скрепленными единые государственность, социокультурная система, единый образ жизни, с одной стороны, этно-национальный, конфес-сиональный, национально-культурный плюрализм, с другой. … русская идея обнаружила не просто свою открытость влияниям извне, а открытость в смысле способности органически интегри-ровать в себя самих носителей этих влияний (выделено мной, - А.М.)» Опыт России по объединению, в этом смысле, оценивается недостаточно, а порой и вульгарно. Китайская трудовая миграция для России, также и обратный миграционный процесс (эмиграция россиян), не является исключением и сколько-нибудь значительным фактором российской или китайской культурной дезинтеграции. Слишком глубоки и значительны культурные традиции народов наших великих держав, слишком обширны географические пространства и незначительны массы мобильного населения. «Россия – это не просто некий искусственный конгломерат территорий, наций, народностей, этносов, а единый нерасчленимый организм с общим для всех его членов жизненным пространством». Вместе с тем, как стало очевидно в связи с перестроечными процес-сами, единства наций в России не было. Смена территориального деления Империи (губернии) на федералистское в СССР законсер-вировало этническое самосознание граждан «союзных республик». Внеэкономическими мерами всячески поддерживалась живучесть вируса сепаратизма. В этой связи создание территориальных агломераций в единой России (по сути, мера экономического характера, осуществляемая через администрирование) видится как естественная мера для сохранения государственности. Выбор здесь невелик: деградировать в тупике национальной религиозной ограниченности и раздробленности или действовать как единое целое в решении экономических и политических вопросов между-народного взаимодействия.

Люди вступают во взаимоотношения, подчиняясь определенным законам природы и общества. Изоляция угрожает культурной и научно-технической отсталостью, в чем наше поколение убедилось на примере идеологизированного советского администрирования. Вместе с тем, статистика свидетельствует, что изоляция в форме объемлющего различные этносы суверенного государства не только не изжила себя, но в какой-то мере является фактором, сдержива-ющим распад, разложение социума. Поэтому систему государст-венного устройства невозможно произвольно отменить или безболезненно заменить сложившуюся структуру государствен-ности, хотя и создающую временные препятствия для внутри-государственной ассимиляции коренных этносов и ассимиляции мигрантов. Реформаторы надеются добиться социальной стабильности простой заменой большевистской идеологии на религиозную (христианскую), на первый взгляд усиливающую объединяющую функцию «русской идеи». Но такие архаические выпады в истории, такой «легизм» (деспотическое направление в древнекитайской общественно-политической мысли, апологети-рующее невежество, в противоположность конфуцианству) свидетельствуют лишь о неспособности или нежелании управ-ленческой элиты действовать на достигнутом научном уровне общественного сознания, свидетельствуют о стремлении обособиться от народа.

Пример дикого тоталитаризма (современной формы комму-нистической тирании по большевистскому типу) являет собой Северная Корея. Но и современная Россия движется к особому типу тирании религиозно-сионистской закваски, в чем легко убедиться, анализируя законодательную деятельность российских Президентов по ограничению гласности, информационных прав и свобод граж-дан. Однако «проблему тоталитаризма и тоталитарной империи не следует смешивать с проблемой российской государственности. Парадоксальность ситуации состоит в том, что здесь не было метрополии и метропольной нации в общепринятом смысле этих слов» (доктор Гаджиев). С одной стороны в роли таковой (метро-полии) выступала КПСС, с другой, объединяющая «русская идея». Причина парадоксального отсутствия «метропольной нации» вполне объяснима, читатель и сам сообразит.


Жизненные ориентиры, направляющие и поддерживающие социальную активность значительной массы населения, изменились. Средства массовой информации всячески способствуют внедрению рыночных критериев успешности, демонстрируя роскошь, сытый паразитизм, который может быть достигнут, как пропагандируется, при условии всего лишь уверенности в себе и минимуме физических усилий. Героем времени в культурно-нравственном аспекте становится эгоистичный эстет или интеллектуал, в коммерческом – успешный бизнесмен. Такие социальные приоритеты в совокупности с правовыми ограничениями полностью исключают преемствен-ность и территориальный разлив простого сельского быта, способного стать аккумулятором демографического потенциала и источником, пополняющим иные секторы. Народы, наполнившие этот безмерный сектор, несомненно, способны будут в будущем подчинить своей воле вектор социокультурного и экономического развития (вектор государственности). При всех бюрократических глупостях периода монархической и ленинско-сталинской России «…освоение и развитие региона в 1850-1941годах основывалось на семейных переселениях и использовании семьи в качестве стабили-зирующего ядра дальневосточного переселения» (Васильченко О.А. - 2005 г., диссертация «Государственная политика по переселению семей и организации их жизнедеятельности на Дальнем Востоке: 1860-1941 гг.») В новом мире рыночной культуры и рыночных отношений границы «Своего дома» и семьи становятся размытыми. Разумеется, претерпевают метаморфозы и такие чувства, как патриотизм. Происходит глобализация этого понятия. Арену социальной конкуренции захватывают «люди Мира», воспитанные на примерах личного успеха. Конкурентоспособность определяет и социальный статус. В этих условиях, очевидно, бессмысленно ожидать коренного перелома от принимаемых искусственных мер для стимулирования рождаемости населения.

Всем ходом предыдущего государственного регулирования сломана основа, фундамент, двигатель живого процесса воспро-изводства коренного населения Дальнего Востока и России в целом (сохранившая свою живородящую силу в «отсталом» Китае). Ведь путь к «передовой державе» вовсе не означает, что каждая домохозяйка должна быть способна управлять государством, а рожать детей - анахронизм. «С постепенной утратой жизнеспо-собности Амура исчезли около сотни некогда многолюдных посел-ков и деревень, усугубился демографический кризис». (Надорожная М.В. – 2008 г., диссертация «Освоение российского бассейна реки Амур во второй половине XIX – начале ХХ вв.») Таким образом, стремление СССР в мировые лидеры, «культурная революция», интенсивная индустриализация и тому подобное опустошило окраины, являющиеся питательной средой «центра». Перепашите овраги, осушите болота, перекройте мелкие ручейки – и иссякнут магистральные потоки. Странно, что этот и многие другие факты никак не отражаются в сознании современных проектировщиков экономики и демографии. Вопреки объективным географическим предпосылкам стратегии демографического роста, экзальтирован-ные экологические идиоты России договорились до совершенно чудовищного: сделать две трети России заповедником(?!) Черпать богатства «вахтовым методом»? А население?.. При такой поста-новке вопроса коренное население как бы и вовсе излишне. Экологическая чума продолжает свой ход по окраинам дальне-восточного региона, радуя монополистов. Эти безумные проекты возникают на почве антинародной сущности олигархической психологии. Умеренная китайская миграция (сообщения о прибытии якобы десяти миллионов китайцев и двух миллионах азербай-джанцев – это миф, бред экзальтированных кликуш), во многом полезная и необходимая, усиливает волну экологического клику-шества (съели всех лягушек в Приморье, вырубили дальневосточную тайгу, перевели на лекарства амурских тигров и тому подобные глупости) в среде городского населения, привыкшего видеть в иностранце либо шпиона, либо грабителя, а сегодня еще и конкурента. «Из области мифов убеждение, что множество людей только и мечтают о стремлении в Россию. …кстати, квалифи-цированные китайцы к нам не стремятся». Т.е. никакого сколько-нибудь значительного наплыва китайцев в Россию (слухи о десяти миллионах) не существует. «Из одиннадцати миллионов русских жителей Украины, выехало в Россию только 700 тысяч человек, - сообщает источник, - остальные не хотят выезжать (несмотря на нестабильность политической ситуации в стране, - А.М.). Русские едут в привлекательные республики, поскольку там от них не требуется ни оформления гражданства, ни регистрации (прописки) – лишь бы работали» и этим приносили пользу стране пребывания. Откуда же так глубоко засела в сознание управленческой российской элиты психология помещика-крепостника? Не от чужеземного ли ярма?

Из впечатлений детства у меня осталась картина, как ранней весной неизвестно откуда в глухом забайкальском селе появлялся китаец с двумя корзинами на коромысле, наполненными редиской и луком. Он шел по дороге и кричал: «Редиса! Луга!.. Редиса!..» В стране вечной мерзлоты эти ранние овощи казались чудом, поскольку забайкальцы не умели их выращивать. Удивлялись и были благодарны этому китайцу. Через сорок лет я увидел иную картину. Почти в каждом огороде населением были возведены небольшие теплицы, в которых выращивались почти все южные виды овощей, а не только ранние лук и редиска. Исчез и китайский торговец.


Статистика смертности русского населения приводит к выводу, что к 2070 году этнических русских вовсе не станет. Это не означает, однако, что исчезнут граждане, называющие себя русскими, поэтому качества нового русского населения России будут иными. Идея целесообразности противодействия миграции китайцев и китайской экспансии к тому времени может быть переосмыслена. При этом остатки «титульной» нации в России могут исчезнуть в евроа-зиатском этническом котле всего лишь как славянский этнос, переродившись в некие иные жизнеспособные формы, продолжив существование в иных качествах. По сути, это уже произошло в предыдущие века под воздействием еврейской компаненты, о чем мы говорили выше, и процесс смешения углубляется и расширяется. Современный русский – это уже не тот классический индивидуум, творец славянской истории первого тысячелетия нового летоисчисления. Но генетические корни национальной психологии еще живы. Вернее, она неистребимо включена в ткань российской культуры, определяя ее самобытность и стойкость. (Следует отметить, на мой взгляд, в этом состоит слабость практически всех идеологий национальной обособленности, по сути, апеллирующих к несуществующим этническим формам и выстраивающим на этом вымышленном материале идеалистическую стратегию идеологии). Следовательно, вполне уместно говорить о формирующемся современном русском этносе в России – новых русских – без кавычек, хотя и термин россияне вполне адекватно отражает статус в России, например, сограждан монголоидной внешности. Перемешиваясь с русским населением, народы восточной и центральной Азии в итоге не только изменят внешний облик статистического россиянина, но и в соответствующей мере ослабят влияние разного рода челове-коненавистнических учений иудаизма и оглупляющего христианства.

Как бы болезненно нами не воспринималась социальная реальность, мы вынуждены признать, что в современных условиях управления государством «политических лидеров» у этнических русских - потомков славян - в России практически нет никаких шансов выжить. Эта тревожная перспектива отражена во многих социо-логических исследованиях, в том числе зарубежных (например, Николас Эберштадт «Демографический кризис в России в мирное время»: «руководство в Кремле в какой-то степени пытается бороться с частью этих проблем, но, похоже, амбициозные лидеры России ещё даже не начали осознавать масштаб того, что проис-ходит… Для многих россиян, особенно образованных и профессионально мобильных, последствия демографического кризиса станут побудительной причиной для того, чтобы уехать из России».) Важно отметить два момента: во-первых, «особо образованные и мобильные» - с «ленинских времен», в основном, это носители еврейской крови, «новые русские», отток которых уже не в состоянии будет коренным образом повлиять на сдерживание в России «еврейского характера гражданского общества» (по К. Марксу), и лишь усугубит наследство, оставленное ими для коренных жителей от своей жизнедеятельности; во-вторых, последствия демографического кризиса анализируются «зарубежными партнерами» и с политических позиций: разрабатываются сценарии реагирования и оказания «помощи» России в пересмотре своего места на мировой арене, а возможно, политического устройства и географических границ. Будем справедливы, многие исследователи и иные представители гражданского общества не считают наличие евреев в России на руководящих должностях залогом процветания страны. «Результат (их) «реформаторской» деятельности тоже не скрыть: разграбление и колонизация России, вакханалия кримина-литета, развал армии и промышленности, разгул торгово-спеку-лятивного капитала, территориальные утраты, обнищание и вымирание населения, стремительный откат со всех позиций, завоеванных кровью и потом поколений… Словом – насмешка над делами предков и угроза для жизни и благоденствия потомков» (А.Н.Севастьянов, 2008 г.). Какая-то часть евреев все же ассими-лирует, отстраняясь от националистического кагала, о чем мы говорили выше. Именно среди этих ассимилянтов мы видим примеры профессиональной заинтересованности, позитивного творческого начала, русской гражданской ответственности (подлин-ного патриотизма) и дружелюбия. Они наполняют положительной творческой энергией формирующуюся в евроазиатском котле России новую общность. Прилив мигрантов с юго-востока Азии улучшит здоровье формирующейся нации, изрядно подорванное принудительным европейским и ближневосточным лечением.

Опасность угрожает России, на наш взгляд, с иной, казалось бы, непредвиденной и неожиданной стороны, хотя в природе и социуме эволюционные явления не происходят без причины. Эта опасность предрешена всем ходом исторического развития. Приведу обширную выдержку из газеты «За русское дело» № 5, 2010 г.. Статья Артема Серикова называется «Пятиминутка ненависти к «рожающему быдлу»:

«…в интернете появилось специфическое сообщение под названием чайлдфри (свобода от детей – А.М.). На его форумах дети именуются не иначе как «огрызками» и «опорышами», а женщины-матери – «свиноматками» и «рожалками». В паутине предостаточно деструктивного контента, но идеология «чаф» заслуживает пристального внимания, поскольку явно заряжена агрессивной экспансией. Идя проторенным путем сексуальных меньшинств, чайлдфри не хотят оставаться меньшинством. Они мечтают прорваться в интеллектуальный эпицентр и позиционируют себя как социальное явление, а не как группу людей с патологическими отклонениями. …суть чайлдфри – это добровольное бесчадие… - отказ от детей во имя личной свободы и пропаганда бездетного образа жизни… - это привилегия «развитого» социума».

«Мы, особенно молодежь, находимся под постоянным инфор-мационным воздействием, - комментирует редакция «ЗРД», - и внушить человеку мысль куда проще, чем можно предположить… Особенно легко внушаются мысли, упрощающие жизнь, снимающие ответственность. И те, кто разрабатывает технологии по снижению рождаемости в России, хорошо знают человеческие слабости. Народ оставлен на растерзание ловцам душ и умов, и вопрос защиты от этой агрессии остается на нас самих».

Действительно, по медицинской статистике до 96% людей внушаемы. И международные подрывные идеологические центры – не новость. Они были и в России периода СССР, и за рубежом. Особенного накала идеологическая диверсия с обеих сторон достигла в период «холодной войны». К настоящему времени в мире установились влиятельные международные структуры, но было бы опрометчивым называть это состояние устойчивым. Междуна-родные связи и внутренние процессы в государственных образованиях подвержены резким колебаниям. Глобальную международную политику определяют интересы «большого бизнеса». Предугадать его маршрут в поле экономических интересов практически невозможно. Будет ли это мирное шествие взаимно заинтересованных компаньонов или политическое противоборство? Международный альянс то пропагандирует идеи открытого гражданского общества, то наоборот, поддерживает сепаратистов…

Ход эволюции живой природы направляется борьбой индиви-дуумов за жизненное пространство, принимающей в социуме весьма изощренные формы, в том числе и целенаправленного разрушения устоев противоборствующей стороны. При этом результат всецело зависит от прочности устоев и вообще, от уровня доступности традиционных форм жизнеобеспечения. Меняется жизнеобеспечивающая платформа – меняется и народ. По этой причине было бы невозможно убедить, например, моих предков в Украине не рожать детей. Мой дед по матери перебрался на Дальний Восток в 1912 году с девятью сыновьями, тоже имеющими многодетные семьи. Эта «орда» раскорчевала и распахала земли в Вяземском районе Хабаровского края и не испытывала трудностей, как и живя в Украине. Но там был дефицит земли, а здесь заросшие уссурийской тайгой безбрежные пространства, требующие рук земледельцев. И чтобы искоренить весь этот мощный род, не нужно было выдумывать какие-то особые технологии, достаточно оторвать его от земли, что и было сделано вначале большевиками, а затем их преемниками. (Возникает крамольная мысль: может быть, «Советская власть», а затем и новая рыночная власть сознательно произвела эту этническую диверсию, ограничив выбор?) Куда не кинься в необъятных пространствах России, то земли федерального значения, то местного, то заповедники, то угодья лесхозов, то охотничьих обществ, а на реках свирепствуют рыбоохрана и всюду - экологи. Наряду с этим, во всех отраслях чувствуется крепкая рука монополиста. (А. Мурашев. «Война – хижинам, мир - творцам!» - Журнал «Родина», март 2001 г., с. 16). В этой обстановке население как может приспосабливается в инфраструктуре. Выбор здесь немалый, но, оказывается, не для всех.

Русский, славянин, генетический земледелец - в торговле? Нашему народу эта профессия дается с трудом. Конкретный пример. Подхожу к овощному лотку. Продавец – русский парень крепкого телосложения не обратил никакого внимания на покупателя, к моему удивлению, а наоборот, отошел, повернувшись спиной. Я окликнул его, спросив, где же продавец, на что он никак не отреагировал. Тогда я негромко свистнул и повторил вопрос. Тут-то парень встрепенулся и довольно грубым тоном ответил: «Что свистишь?! Я тебе не официант!.. Лотки перед твоим носом, мешки тоже – набирай, что тебе надо».

Вот такая торговля. Я не стал ничего выговаривать, хотя внутренне вскипел от такой наглости, а просто отошел к другим лоткам, где торговали корейцы, таджики и узбеки, где отношение к покупателю иное. А русский продавец в покупателе априори видит врага, который, не желает отдавать ему деньги. Выманивать – это генетическое свойство торгашей ему неведомо. «Симпатии» народа к власти находят выражение в хамстве, нигилизме, уличном вредительстве.

Приведенный случай не единственный с более или менее идентичным финалом. В чем здесь секрет не трудно понять.

«Как успехи в торговле?» - спросил я 80-летнего еврея, переезжающего в автобусе к своему трамвайному маршруту с пачкой различных газет. «Совсем никуда не годится, - охотно ответил он, хотя, по его же откровению, вот уже двенадцать лет занимается своим бизнесом. – Например, эту газету вчера покупал в типографии по десять рублей, а продавал по пятнадцать. А сегодня мне сказали - двенадцать. Теперь я, сами понимаете, должен продавать по семнадцать. А что семнадцать?.. С двумя-тремя рублями мелочи никто не захочет возиться, вот и приходиться продавать по двадцать… (! – А.М.) Все дорожает… Но у меня берут чаще. Спрашиваю одну женщину, почему она не покупает у того, что там, в углу, а она мне говорит: «У Вас приятнее покупать». И действительно, я сам еле удержался от намерения купить газету у общительного престарелого хитрована, хотя она и была мне не нужна. Оцените, какая хватка! Мне бы и в голову не пришло так хитроумно обосновать несчастье при получении фактической выгоды. Возникают ассоциации с собакой бойцовской породы, которая, не разжимая зубов, одними движениями челюстей подбирается к горлу противника.

С древнейших времен русские-славяне отлично проявляют себя в военных битвах. Этнические русские горды и непреклонны. Они постоянно в сражениях: молодежь бьется «улица на улицу», «район на район», обязательно захотят выяснить отношение с забредшим в их поселок чужаком, проверить прочность его защиты, невзирая на возраст (в этом я неоднократно убеждался, как путешественник), да и в городе подобные отморозки не редкость. По моим наблюдениям, в исправительных колониях отбывают сроки, в основном, лица славянской национальности; евреев в этих учреждениях не более четырех процентов. В то же время среди русских немало добрых и отзывчивых людей, умных и порядочных. Нет плохих народов, есть следствия ограничений жизненного пространства в постоянной борьбе за выживание, ресурсы, богатство. Один из основателей и теоретиков воинствующего сионизма Теодор Герцель пророчествовал: «Русских в бою не уничтожить. Русский народ можно уничтожить только алкоголем, наркотиками и проституцией». (По книге Романа Перина «Сексуальные отношения в деградирующем обществе»). Непонятно только, зачем подобным расистам нужно уничтожать русский народ? Уверен, что ни одному здравомыслящему русскому не придет в голову уничтожать еврейский или какой-либо иной народ. Вот съездить по физиономии мошеннику, лезущему в душу со своим крестом – это возможно, но не более того. Однако меняются, инвертируются качества «русских», и высказывание Т. Герцеля теряет свою основу и убедительность. Меняются основные формы жизнеобеспечения, меняется и народ.

Здоровые силы общества бьют тревогу по поводу усиления девиантности в социальных группах. Отклонения от нормы по некоторым параметрам достигают шести процентов (см. указанную книгу Р. Перина). По мнению автора, пресыщенность, вседозволенность и паразитизм верхушки рыночного общества реанимируют явления, якобы изжитые в далеком доисторическом прошлом. Этнорасовое смешение, по мнению некоторых исследователей, поднимает со дна истории человечества формы взаимоотношения полов и возрастов, приводящие к усилению отклонений в физическом и психическом здоровье индивидуумов. Мы считаем, что эти выводы не бесспорны.

Шесть процентов – это в разы больше по отношению к биологически обусловленным отклонениям от нормы. Сказывается воздействие социальной составляющей. Но в каком качестве оно проявляется? Если пристальнее исследовать проблему, вскроются связи, иначе объясняющие «сексуальную развращенность» общества. Биологическая природа человека вступает в противоречие с требованиями правовых норм, не имея иной возможности самореализоваться в рамках публичной нравственности. Утрачена здоровая основа нормального сексуального, биологически обусловленного поведения под прессом религиозных ограничений и иных идеологических стандартов. Вместе с тем, в рыночном обществе товаром становятся и сексуальные отношения. Цена товара колеблется в широких пределах, а для очень больших денег вообще не существует преград раскрепощению собственной природы. Поэтому то, что доступно олигарху, недоступно малоимущему гражданину. Но именно в олигархической среде, в высших эшелонах власти, в среде обеспеченных категорий населения формируются идеалы и стандарты потребления. Эти идеалы правят миром.

Имея перед глазами реальную картину социальной нестабильности, не трудно понять, что всплеск преступности в связи с миграцией (во многом преувеличенный) и поток извращений поддерживается практикой администрирования.


Гиперсексуальность некоторых народов (в том числе семитской группы) освобождалась в инициации ранних браков. Этой мерой сохранялся естественный процесс общения полов. Извращенные формы находят питательную среду в условиях различного рода ограничений и запретов, приобретая в этой среде социально опасные объемы. Например, вколачивание «христианских ценностей» и форм общежития привело к расцвету гомосексуализма и иных извращений, не говоря уже о лицемерии, ханжестве и унижающем человеческое достоинство раболепии. Социальные предпосылки имели и гаремная культура разврата, и гомосексуальные извращения. Естественные процессы и потребности полового общения в искусственной, извращенной среде приняли извращенные формы.

Исследуя половые взаимоотношения в древнерусском обществе, Р.Перин отметил особое внимание церковников (выраженное в Церковных установлениях) к подробностям интимной жизни населения. Особое внимание Церкви к подробностям половых контактов исповедуемых лиц на исповеди, сам исчерпывающий список «грехов» и требование ответов по типовому образцу, по-видимому, растлевали и самих исповедников. Злоупотребления лиц «духовного звания» общеизвестны (Лео Таксиль). Признание в том или ином «грехе» открывало церковникам перспективу самим воспользоваться услугами «грешника» или «грешницы» для удовлетворения собственной похоти


Первобытные формы общения половозрелых особей основывались на естественных инстинктах. Однако уже на самых ранних стадиях цивилизации существовали поведенческие аномалии, связанные с естественными отклонениями от нормы на генетическом уровне, не превышающие долей процента. Деспотия лишь усугубила ситуацию, но в целом цивилизация (подчеркнем, религиозная цивилизация и в целях деспотии) поставила для населения некоторые «извращения» вне закона.

Вместе с тем, явление акселерации выдвинуло на повестку дня современного общества проблемы адаптации законодательства. (Женщина пятнадцати лет в социальном отношении – ребенок, восьмиклассница. А в физическом – созревшая особь, готовая стать матерью, что оценит любой нормальный мужчина. Отношение к этому факту в отдаленной сельской местности адекватное: пора выходить замуж. В индустриальном обществе такой поступок станет предметом осуждения.) В области семейного права также существуют неразрешенные проблемы. Наблюдаемое уменьшение длительности брака, приводящее к снижению индекса детности, - явление многопараметрическое, отражающее наличие диспропорций и традиционного волюнтаризма в подходе к решению демографической проблемы. Отметим общеизвестную маргинализацию мужской части населения, наступающую, как правило, вследствие распада семьи. Временные половые и хозяйственно-бытовые союзы (сожительство) в массе не решают демографической проблемы.


Попытки всесторонне рассмотреть миграционные процессы, не ограничиваясь функциональными характеристиками трудовой миграции, постоянно наталкиваются на идеологические барьеры: то евреям не нравится, то «православным христианам», то новой религиозной армии – богохристоверующим казакам. Вместе с тем, журналистская продукция СМИ демонстрирует неплохие образцы «толерантности» (словесной эквилибристики) позволяющие авторам парить выше любых барьеров. В ногу с поэтами перестройки шагает вся остальная новая русская интеллигенция. Иллюзия «братства народов» заменяется иллюзией бога и иллюзией его персонифицированного воплощения. «Хабаровское общественное собрание», которое заявило о себе, как культурно-просветительское общество, в связи с 130-летием присвоение военному посту Хабаровка статуса города и приуроченного к этому событию юбилею имперского прообраза данного общества, распространило информационное письмо с приглашением, как отмечается в преамбуле, «на научно-практическую конференцию «Идеи просветительства в XXI веке». Однако, судя по содержанию вопросов повестки конференции, ничего научного и не планировалось. Наоборот, вся суета происходит от намерения религиозного сектора экономики заявить о себе во всех сферах деятельности городского населения посредством внедрения в эти сферы, как полноправного участника гражданского общества, чтобы подчинить себе гражданское общество, возвысившись над ним. Хитроумные авторы Конституции РФ весьма искусно отобразили требуемое большинством, здравомыслящей частью населения отделение церкви от государства, оставив лазейки для «культурного» просветительства, то есть мошеннической маргинализации и идиотизации населения. Ни слова о научном просветительстве не содержится далее в упомянутом письме. Телефонная беседа с некоторыми организаторами этой акции показала дремучее невежество «просветителей». Церковь всегда стремилась возвыситься над гражданским обществом, чтобы подчинить общество своему влиянию, и это ей удавалось вплоть до XIX века. Двадцатый век с его научным просветительством начисто выпал из поля зрения и памяти «новой русской» интеллигенции. Гражданское общество, ведомое поводырями, «вырвавшими глаза у разума» (по известному требованию Мартина Лютера), проявляет опасную пластичность в отношении тоталитарной христианской религиозной субкультуры. Но «толерантность» вожаков мгновенно испаряется, когда речь заходит о научном просвещении и достижениях атеистической массовой культуры ХХ века. Под воздействием религиозного кагала шельмуется любое свободное проявление творческой народной инициативы, затрагивающее интересы РПЦ. И в этих условиях зарождающегося идеологического террора опасения «китайского нашествия» усиливаются вдвое.

Исследуя вопросы мнимой опасности китайской миграции, невозможно обойти молчанием разлагающую деятельность упомянутого сектора экономики, носителя религиозной субкультуры (правильнее, контркультуры), замаскированной под традиционно русскую. («Бессовестно и нелепо утверждать, что христианское православие всегда было присуще русскому народу».) В настоящее время эта контркультура развивается не только в среде городской интеллигенции, но и в сельской местности в русле идеи возрождения казачества. Казачество возрождается, как религиозное сообщество. В прошлом привилегированная часть земледельческого русского населения, а сегодня – невнятного занятия публика: часть сельской интеллигенции и маргиналов, криминалитет, представители городской общественности, бывшие военнослужащие и пенсионеры, и прочие граждане, тяготеющие к внешним атрибутам казачества. Попадают под влияние идей казачества и некоторые предприимчивые сограждане, связывающие с казачеством (организованным в артели) свои предпринимательские проекты, но основной состав этой разношерстной публики не тяготеет к непосредственному производству и производительной трудовой деятельности, поэтому все разговоры сводятся к получению государственных субсидий и довольствия. Для этих целей предполагается узаконить «Уссурийское казачье войско» в военных силах РФ. По сути, формируется еще одно паразитическое тоталитарное звено с жесткой иерархией, организованная военизированная группа населения - воинствующе-религиозное сословие.

В самодержавном прошлом верхушка казачества, несомненно, была опорой реакции, но являясь одновременно трудящимся населением, при разумной политике, научном просвещении и доступном образовании, в условиях отстранения церкви от власти эта часть земледельцев - казачество - могла бы эволюционировать к современным формам гражданского общества. Возврат же к идее возрождения казачества как класса с внедрением архаичных культурных традиций, позиционируемых современными умниками как «формирование нового культурного облика», не создает условий ни культурного, ни демографического, ни экономического роста. Затруднит это и процесс ассимиляции мигрантов, как чуждых элементов в создаваемой сословной среде (прежде всего, создаст непреодолимые барьеры к поселению). По этой причине превращение существующих сельских поселений в «казачьи станицы» усложнит жизнь иного здравомыслящего трудящегося населения, вынужденного принимать чуждые ему правила общежития в этих, по сути, религиозных анклавах или мигрировать. Для возрождающегося в современных условиях казачьего сословия можно было бы предусмотреть иные формы поселений, например, экологических и в специально отведенной для этого местности. Например, на территории ранее упраздненных поселений, в виде хуторских хозяйств, что уже практикуется. Однако такая изоляция чревата усугублением религиозной замкнутости и разрастанием на этой почве разнообразных злоупотреблений сословно-религиозного и иного характера. Таким образом, по нашему мнению, гражданская организация не должна быть изолированной от общества в каком бы виде и с какими бы организационными идеями она не возникала. Саморегулируемое гражданское общество – это такая же утопия, как и саморегулируемый рынок, никакими обязанностями не ограниченный. Это утративший разум разрушительный монстр в дополнение к омертвляющему тоталитарному контролю. Вместе с тем, настораживать сообщество должно не свободная миграция или свободное расселение, а элементы самодеятельности населения или государственного управления, создающие барьеры на пути рационального, здравомысленного общественно-экономического развития. Критериями такой рациональной самодеятельности должны являться секуляризация культурной сферы и научно обоснованные законы нравственности, выработанные практикой предыдущих поколений. На фоне углубленного научного образования религиозная контркультура будет существовать в затухающем виде, как и в период СССР. Однако этот социальный религиозный туберкулез способен вновь разрастись из малых очагов, если не поддерживать атеистическое здоровье всего социального организма. Это касается и иных этнических и социальных идеологий, ограничивающих жизнедеятельность населения.

В сословной военизированной религиозной структуре, вполне возможно проявление отжившей традиции унижения человеческого достоинства, выраженной в телесных наказаниях, раболепии, репрессивной субординации и т.п. Желание выслужиться реанимирует в среде населения самые архаичные формы зависти, подозрительности и доносительства. Мне запомнился случай, характеризующий крайний формализм, неразборчивость и убогость мышления в приграничном с Китаем селе по реке Уссури - бывшей казачьей станице Забайкальской.

В пятом классе я серьезно увлекся геологическими науками и самостоятельно освоил университетский курс минералогии и динамической геологии, перечитывал занимательные книги Ферсмана и Вернадского. При этом я облазил все окрестные овраги и скальные обнажения в близлежащих сопках. Оставалось обследовать обнажения ручья, протекающего через упомянутое село в десяти километрах от города Вяземского. В 1957 году население еще свободно перемещалось по берегу Уссури, пограничный режим был установлен позже и воздвигнута полоса колючей проволоки. Для компании в эту экспедицию я пригласил соседского мальчика, младше меня, но физически крепкого. Мы увлеченно разбивали камни в русле ручья, определяя их состав, и довольно далеко отошли от села в глубь леса. Неожиданно на склоне оврага появился небольшого ростика пограничник, вооруженный карабином, а рядом с ним сельский «Павлик Морозов», указывающий на нас пальцем: «Вот они, шпионы!» Мне не было еще и двенадцати, а приятель был и того младше, но солдат, вскинув карабин, загнал патрон в патронник и потребовал идти на заставу. Младший, испугавшись готового к выстрелу оружия, заплакал. Я, как мог, успокаивал его, а рядом прыгал торжествующий «Павлик», уверенный, что пацан не осмелится надавать ему тумаков рядом с вооруженным пограничником. В таком виде мы предстали перед начальником пограничной заставы, для которого слово геология мало что значило, поэтому он потребовал развернуть образцы собранных мной минералов и горных пород и объяснить, что это такое. Камни, как камни, но у каждого камня, оказалось, была своя «биография», и это, по-видимому, заинтересовало начальника заставы. Может быть, поэтому он отказался от первоначальной угрозы отправить нас чистить конюшню под охраной вооруженного солдата, и нас выпроводили вон. Мы слонялись по берегу Уссури в надежде «набить морду этому Павлику Морозову и быстро удрать», и наблюдали, как пограничники, сидя на конях, упражнялись в рубке шашками прибрежного тальника.


Все эти рассуждения только на первый взгляд могут показаться не имеющими непосредственного отношения к теме. Пытаясь обнаружить влияние китайской и среднеазиатской миграции, которая, по мнению Веры Яшкиной, изменит коренным образом практически все стороны социальной реальности, мы сталкиваемся лишь с ближневосточным влиянием, где напрямую, а где и посредством незаметно протекающих демографических явлений. История России оказывается неразрывно связанной с историей Европы, а перспективы экономического роста и уровень жизни населения определяются международными связями. На фоне существенных социальных проблем, неразрешимых в рамках рыночной идеологии в сложившемся социокультурном пространстве России и проблем государственности миграция сопредельного этноса выглядит устрашающей в сознании дилетанта, да и реально опасной для самих мигрантов. При этом СМИ постоянно напоминают о территориальных притязаниях сопредельных этнических государств. Объявим «пятой колонной» любую миграцию, и мы получим большой Кавказ и большую «папуасию». Что лучше? Русские еврейских кровей или российские евреи (навязчиво рекламируемый СМИ, как интеллектуал и одессит А. Вассерман) считают, что выгоднее дружить, поскольку альтернативный ответ ввергает народы в процесс нескончаемого межэтнического противостояния. Но с кем дружить и на каких условиях, в то время, когда заборы пестрят надписями: «Убей русского!», а Интернет полон антирусских разглагольствований невежественных и бескультурных авторов? Провокаторы с другой стороны заявляют свои угрозы: «Если власть принуждает православных верующих к отступлению от Христа и Его Церкви, а также к греховным, душевредным деяниям, Церковь должна отказать государству в повиновении. (Основы социальной концепции РПЦ, размещенные в Интернете)». Современные «попы Гапоны» смиренно, с ангельской непогрешимостью диктуют власти свою разлагающую волю, являясь опорой реакции и порабощения. За десять лет в России восстановлено более пятисот монастырей, тысячи церквей, воссоздана система религиозного воспитания и образования, галопирующими темпами происходит христианизация гражданского общества. Плодится армия тунеядцев и паразитов. Забыты предостережения Каутского, Маркса и Энгельса, подвергаются остракизму исследования Ричарда Докинза и прочих мыслителей. В этих условиях Президенту только и остается, что топать ножками да наращивать репрессии.

Южные двери и окна России распахнуты для семитских и среднеазиатских народов, но закрыты перед народами дальней Азии. Китайская миграция пугает своей воображаемой массой, вопреки фактам побуждая к мерам фильтрации. Но русские не испытывают вражды к китайцам, инстинктивно чувствуя в них духовное родство, трудовую солидарность.

Из предыдущего читатель может самостоятельно определить причину такой странной избирательности власти. Вместе с тем, в истории религии Китая имеются примеры, убедительно вскрывающие глубокие корни кликушества вокруг китайской «миграционной опасности». Бегло касаясь этнопсихологических качеств еврейского народа, Фишер замечает: «Логично подчеркнуть склонность к необузданному фанатизму, особенно в религиозной области свойственную представителям исламской культуры, первопредки которых (как и евреев, - А.М.) принадлежали к средиземноморской расе».

Самым ярким в истории китайской культуры, по установившемуся мнению, является формирование собственной китайской буддийской традиции. Впоследствии эта традиция распространилась по всем странам Дальнего Востока.

С древней китайской традицией связан культ предков, семейных ценностей и деторождения. Под воздействием буддизма натурализм китайской космогонии и материалистичность сакральности подверглись некоторой трансформации. Неизменным остался цивилизационный китаецентризм (этноцентризм). И религии Китая (прежде всего даосизм), и буддизм – религии недогматические, открытые для взаимодействия и не предполагающие абсолютной вероисповедующей исключительности (инклюзивизма) в противоположность иудаизму и христианству. В раннем (добуддийском) Китае вообще не было никаких аналогов института монашества. Буддийское монашество воспринималось трудящимся населением, как тунеядцы и бездельники, каким, в сущности, оно и было на самом деле. (Монастыри в феодальной России являлись крупнейшими землевладельцами и рабовладельцами (крепостниками)). Конфуцианство отрицало и представление о бессмертной душе. «Китайскому мировоззрению теистический подход был чужд настолько, что первые миссионеры-иезуиты в Китае XVII – XVIII вв. даже испытывали сильнейшее затруднение при переводе самого слова «бог» на китайский язык… Китайский натурализм был несовместим с идеей трансцендентного Бога-Творца, творящего мир ex nihilo (из ничего) и управляющего им посредством своего промысла. Буддизм тоже был нетеистической доктриной, отрицающей существование Бога-Творца и Промыслителя». (Речь идет, прежде всего, о нетеистичности учения о бытии всего сущего – онтологии – и доказательстве существования Абсолюта путем отрицания всех его конкретных проявлений, как неполных – апофатическом богословском методе описания, – по сути, богословских фокусах с законами физики в христианстве). Вместе с тем, буддизм способствовал утверждению превосходства религиозной (в том числе превосходства любого монаха) и подчиненного положения светской власти (в лице персоны императора).

Формирование и распространение современной китайской религиозной и культурной традиции происходило примерно в одно и то же время с развитием иудаизма и его течений в Средиземноморье. Эти явления теснейшим образом связаны с миграцией и укреплением торговых связей Индии и Китая с Центральной Азией и Восточным Средиземноморьем. Войны европейских колониальных держав с Китаем в XIX веке также носили сугубо экономический характер. «Средневековая еврейская философия сложилась в пределах арабских халифатов и развивалась в тесном контакте с арабской философией. Первые сочинения еврейских философов были написаны на арабском языке. На еврейский язык позднее переводились сочинения арабских философов». (В.В.Ильин. История философии: учебник для вузов. – СПб: Питер.2003)

История содержит немало примеров того, как догмат христианской религии практической выгоды (многоприбыльного коммерческого предприятия) приспосабливался к политическим реалиям времени, превращаясь во все более нелепую галиматью: «На съезде в Эфесе (449 г.) …было принято так называемое монофизитство – учение о том, что природа Христа является только божественной, а не богочеловеческой. Но в 451 г. На IV Вселенском (Халкедонском) соборе монофизитство было осуждено как ересь. Было принято положение о двухприродной – одновременно и божественной, и человеческой – сущности Иисуса Христа… Впоследствии были приняты следующие догматы:

- о воскресении Иисуса Христа: Христос воскрес не только душой, но и телом и «вознесся на небо»;

- догмат искупления: Иисус Христос своей мучительной смертью искупил грехи человеческие (восходящие к первородному греху Адама и Евы);

- почитание святых, людей, особенно угодивших Богу и потому приближенных им к Себе. Они могут помогать обычным смертным, совершать чудеса;

- культ Богородицы;

- догмат о почитании икон».


Современные российские религиозные политики-китаеведы старательно выпячивают именно внешние стороны китайской культуры, скрывая глубокие различия в традиционном подходе к оценке достоинства человеческой личности (натуралистический субстанционализм традиционной китайской культуры). То же самое их хитроумные предшественники сотворили с древнеславянскими корнями русской культуры, подменив их историей иудеохристианства.

Несомненно, в этом различии религиозного мировосприятия состоит одна из причин «неудобства» китайской миграции и «трудности» ассимиляции мигрантов. Законодателей беспокоит также меркантильность китайских рабочих: прибывают в Россию зарабатывать, якобы тем самым составляя конкуренцию российским трудовым ресурсам. Эти подозрения тоже преувеличены. Одна из китайских традиций – землячество, свойственна в некоторой мере и иным этносам. Суть традиции – разбогатеть на чужбине и вернуться в родной дом богатым. Это нормальное человеческое чувство. Этой тактике противодействует древнейшее свойство клана, восходящее к генетическим особенностям социальных животных (древнее, но не примитивное) – охрана границ клана от проникновения чужаков. Следовательно, ни крестом, ни пинком, ни заклинаниями не переломить коренным образом природу людей пока существуют кланы (этнические анклавы). Казалось бы, ситуация безвыходная. Однако выход тоже подсказан природой: строить общий дом - «свой дом», в котором «чужой» труд станет «своим». Российская империя двигалась именно таким путем, объединяя народы в рамках «русскости» - российской государственности. Методы объединения подчас были жесткими, но вынужденно применялись в интересах общего дома. Большевистские лидеры, движимые своей генетической еврейской клановой психологией, нарушили естественный ход ассимиляции, и восстановить современниками упущенное - это куда более деликатное дело, чем сто лет назад. Вместе с тем, первые шаги в этом направлении уже сделаны – учреждены федеральные территориальные округа, национальные округа включаются в состав краев и областей. Вот только евреи, ратующие за национальное объединение, не спешат упразднить ЕАО и войти в состав Хабаровского края. По этому поводу некоторые авторы журнала «Дальний Восток» задавали наивные вопросы: Почему несколько тысяч евреев в ЕАО имеют свою автономию, а несколько сотен тысяч этносов Севера не имеют? По-видимому, дело не в количестве, а в качестве… законодателей. (Такие вопросы еще можно было задавать в «официальном» журнале в 90-е годы.) Если вы такие уж интернационалисты, господа евреи, покажите пример иным российским этносам! Или еще рано?

Уже и законодатели понимают, что законные миграционные схемы должны быть предельно простыми. Однако, контролирующие службы в растерянности: Как же отслеживать перемещение мигрантов? Да никак не отслеживать, и станет меньше проблем. По этому параметру Россия приравнивается к ЮАР времен апартеида. Вот так свобода и демократия! Дожились.


Общеизвестно, что администрирование не дает развиваться малому предпринимательству. По этому поводу тревожатся и СМИ. Внешнеэкономическая жизнь России ставится в основу внутригосударственной жизни. Именно такая стратегия становится причиной системного кризиса. Противоположная стратегия: права, интересы, нужды населения ставятся в основу государственной жизни и определяют экономическую жизнь. Таким образом, векторы государственной экономической стратегии и культуры России и Китая направлены в противоположные стороны. Можно спекулировать этим фактом, изобретая различные страшилки, но, скорее всего, в этом различии, на волне китайской миграции будет достигнут баланс сил и интересов.

Согласно официальной версии, российской властью принимаются исчерпывающие меры по стимулированию рождаемости постоянного населения. Однако русское население продолжает предательски вымирать. На этом фоне совершенно по-иному выглядят и опасения китайской миграции. А что, если на самом деле русские переймут у китайцев их традиционную ментальность, пошлют, куда подальше, попов вместе с их цирком и начнут размножаться?


Осознание вышеизложенных проблем стало возможно в связи с рассуждениями Веры Яшкиной о социальной обусловленности миграции, а по сути, постановки ею вопросов об отношении к иностранной миграции и мигрантам, о государственном реагировании. Мы видим, что миграция населения в результате международного взаимодействия – один из важнейших источников, формирующих качества народонаселения и даже государственную политику. Социальные последствия миграции в этом плане, как проявление этнической психологии, зреют веками. Мы видим также, что результирующая этническая определенность европейской России складывалась под воздействием ближневосточных, западноевропейских и средиземноморских контактов. Влияние восточной и южно-азиатской составляющих к настоящему времени является очаговым и существенно отличается от сложившихся европейских этнопсихологических и социокультурных стандартов. В то же время, китайская миграция может привнести много полезного в плане дальнейшей перспективы, в плане стабилизации и противодействия негативным процессам в экономике и культуре. Не исключено также, что в ограничении китайской миграции заинтересованные силы связывают свои этнорасовые политические проекты.

Вместе с тем, проявление политической активности якобы в связи с явлениями «миграционной опасности» на самом деле имеет чисто внутриполитические корни, отражает сложившиеся веками социальные проблемы, формы администрирования, состояние правовой, социальной и экономической незащищенности граждан. Отражает уровень самостоятельности населения в вопросах жизнеобеспечения. Современные политические силы реакции в России, действуя якобы в интересах населения, стремятся ограничить информированность общества, подменив цензурой гласность и свободный обмен мнениями. Широкая гласность в любых вопросах освещает самые глубокие идеологические пещеры, в которых обосновались сочинители «нового порядка» и «новой культуры», а это им очень не нравится.

Comments