Наталья Соломина - Быть, а не казаться

Быть, а не казаться - определяющая черта Улицкого - Ученого, Профессора, Юриста, Политолога, Гражданина, Интеллигента, Человека.


Посчитайте, сколько в вашей визитнице карточек? Если около ста, то это немало. Не знаю, есть ли такая визитница, которая могла бы вместить подаренные Семену Яковлевичу Улицкому. Их 1277.

Они не только от юристов из разных городов России, ближнего и дальнего зарубежья, здесь визитки журналистов, собкоров центральных СМИ, редакторов газет и журналов, профессорско-преподавательского состава вузов, депутатов Законодательного собрания Приморского края и Госдумы, высшего политического руководства страны, полковников, генералов, адмиралов, контр-адмиралов, послов, консулов, членов-корреспондентов Российской Академии наук, режиссеров, художников, руководителей центров, департаментов, управлений. От малодоступных людей такое количество визиток одному человеку - признание его профессионализма...

26 мая не стало Семена Яковлевича Улицкого - профессора кафедры уголовного права, процесса и криминалистики ДВГУ. Сферой профессиональных интересов Семена Яковлевича были политика, право, государство, власть, законодательство. В ДВГУ работал с 1966 года.

До этого в Алма-Ате преподавал уголовное право, имел авторитет, был членом научно-консультативного совета Верховного суда Казахской ССР, Выполнял ответственные поручения Президиума Верховного Совета и Прокуратуры Казахской ССР.

В Алма-Ату приехал из Барнаула, где работал помощником прокурора Алтайского края (территориально больше Приморского). И судов у них "было немало: Алтайский краевой, Горно-Алтайский областной, примерно 75 народных". У него была интересная работа, приличная по тем временам зарплата, жилье в благоустроенном доме. Но все оставил ради того, чтобы учиться в очной аспирантуре Казахского госуниверситета им. С. М. Кирова.

Сегодня теоретические положения Семена Яковлевича учитываются при чтении лекций по уголовному праву, криминологии, административному и исполнительно-трудовому праву в различных вузах страны.

Исследования Семена Яковлевича использованы при написании защищенных докторских и кандидатских диссертаций. Он готовил в качестве научного руководителя кандидатов наук, осуществлял научное руководство аспирантами-соискателями, студентами-дипломниками.

Работал до позднего вечера. Абажуры не выдерживали. В его квартире свет горел до глубокой полночи: он читал, писал статьи, учебные пособия, отзывы на кандидатские, докторские диссертации, пособия для лекторов общества "Знание", документы для высшего политического руководства страны, правовые экспертизы на вынесенные приговоры, судебные постановления, заключения по сложным правовым вопросам, возникающим в работе правоохранительных органов, писал книги.

Состоял членом рабочих групп, подготовительных комиссий при создании важнейших законопроектов, Уголовных кодексов РСФСР и РФ. Ему была свойственна такая энергия, такое богатство замыслов, чему "мог позавидовать любой - и убеленный сединами учёный, и молодой, подающий надежды, только что удостоенный титула доцента или профессора".

Семен Яковлевич автор более 400 монографий, пособий, учебников, статей, книг. Вот как отзывается о них П. Н. Панченко - доктор юридических наук, профессор, академик РАЕН, заслу-женный юрист РФ: "13.06.2004. Книгу Вашу "Политические и правовые проблемы смертной казни" прочел сразу же. Испытывал неподдельное удовольствие оттого, что жива еще наша наука права – в ее самом лучшем, классическом выражении.

07.07.1990. Ваша статья, многоуважаемый Семен Яковлевич, очень нужная, да Вы иных и не пишете. Я горжусь контактами с Вами.

19.11.1990. Многоуважаемые Семен Яковлевич (речь об отзыве на докторскую диссертацию)! Достаточно одной Вашей подписи, поскольку ваш личный авторитет в науке настолько высок.

10.11.2005. ...признателен за Вашу работу о назначении и исполнении наказания. Она оказалась мне очень нужной в деле - блестящий образец того, как нам, преподавателям, надо делать свою работу".

Т. Гдлян, юрист, народный депутат СССР: "Семен Яковлевич, прочитал Вашу книгу "Уроки жизни". Подписываюсь под каждым абзацем. Увидел честную и государственную позицию коллеги - профессионала.

Москва. 08.05.1999".

Статьи Семена Яковлевича - объективный протест против преступных, недалеких действий властей разных уровней, ошибок Кремля, ограниченности, догматизма. Личные нравственные позиции в нем были сильны. Он никогда никого не боялся. "Недаром жалуют их скупо государи", - утверждал А. Грибоедов. А Семен Яковлевич часто читал наизусть:

Мне не надо, братцы, ордена,

Мне слава не нужна,

А нужна, больна мне родина...

Да и "не до ордена. Была бы Родина с ежедневными Бородино".

11 сентября 2006 года газеты вспоминали американскую трагедию. 5 лет назад Семен Яковлевич близко к сердцу принял судьбу тех пожарных, которые первыми вошли в деловой центр Нью-Йорка. 343 пожарных погибли. Это напомнило ему семейную драму. Отец Семена Яковлевича - Яков Соломонович ринулся в объятое огнем помещение спасать незнакомых людей. Потом реанимация, операции. Самая тяжелая - на лице. У Семена Яковлевича болело сердце, когда видел фотографию отца после того пожара. Вот это рыцарское, мужское, надежное (ни в какой беде не бросит, поможет) было и в его сыне Семене. Семен Яковлевич любил подвиг, благородные, сильные поступки. Он был романтиком.

В Великую Отечественную войну учился, кажется, в 4-м классе. Хорошо учился. Но учительница спросила, почему он пропускает один и тот же по счету, по-моему, 1-й урок? Мальчик ответил, что слушает все сводки от советского информбюро о положении на фронтах, сидит у приемника. Преподаватель напомнила, что их повторяют, кажется, в 14 часов, почему не после уроков слушать? Сема удивился: "Как почему? Надо же знать самые первые, потом не все скажут...".

Отец и мать понимали, что в семье растет незаурядный ребенок. Семья жила небогато, родители баловства не позволили бы. Когда Сема учился в третьем классе, отец спросил у него, о каком подарке мечтает он на день рождения? Мальчик ответил, что хотел бы иметь полное собрание сочинений В. И. Ленина. Что сделал отец? Купил 56 томов. Семену Яковлевичу легко давались самые сложные науки, книги.

Интересно, как он выстраивал собственное образование. Когда практически все крупнейшие вузы назывались институтами, получил блестящее образование в одном из лучших университетов СССР - в Киевском государственном им. Т. Шевченко. Окончил в нем юридический и факультет иностранных языков. Не только на английском языке Семён Яковлевич мог думать, парировать, шутить. Проявляя интерес к политике, понимал, что понадобятся профессиональные знания экономических наук, и окончил экономический факультет финансового института. Это его 3-е высшее образование. В 1959-м – философский факультет, в 1964-м – очную аспирантуру.

Но главное- ежедневное самообразование. По 4-5 часов в день проводил только за чтением газет. Выписывал левые, правые, центристские, чтобы знать разные мнения, сильные и слабые стороны всех - быть объективным. Почтовые отделения, конкурируя между собой, старались первыми прислать своих агентов. Суммы, которые он отдавал за газеты, журналы, мало кто тратит на подписку.

Настоящей профессуре дорога Отчизна. Она не ищет почестей, не делает карьеру, стремясь к личному благополучию и славе. Научный труд и "жила бы страна родная" - основа их жизни.

Десятки писем адресованы Улицкому, на конвертах которых пестрят: Прага, Вильно, Париж, София, Ревель, Берлин, Мюнхен, Ниса (Польша), Варшава, Чикаго, Лондон, Брюссель, Франкфурт-на-Майне, Нью-Йорк, Буэнос-Айрес, Мельбурн, Канада, Сан-Франциско, Бостон, Иерусалим, Тель-Авив, Эдинбург, Вашингтон, Оксфорд, много писем из Кембриджа. В их университетах есть книги Улицкого.

Семен Яковлевич знал: английский, немецкий, испанский, польский, чешский, французский, иврит, украинский, грузинский, армянский, казахский, латынь... У него были незаурядные способности в изучении языков, отличная память.

Семен Яковлевич богато одаренная Личность. Это о Пушкине В.О. Ключевский записал: "О Пушкине всегда хочется сказать слишком много, всегда наговоришь много и не скажешь всего, что следует". Семен Яковлевич знал Пушкина наизусть, и они оба считали, "что честь в служении государству". "Не личное благополучие, не карьеру, а интересы государства ставили на 1-е место". Оба в 9 лет заявили: "Люблю России честь". И всю жизнь жили под этим флагом, не меняя его. Оба знали, что делать: "Мой друг, Отчизне посвятим души прекрасные порывы".

Семен Яковлевич жил в предвоенное, военное, послевоенное, советское, новое время и оставался "человеком на все времена". Его называли: явление, чистый колодец, золотой фонд правовой науки, "ходячие лингвистические (орфографический, орфоэпический, толковый) словари", энциклопедия, великий аршин, Учитель, самый скромный человек - все эти определения верны, но и вместе они не могут объять необъятного.

Улицкий - титаническая Личность. Он рано ушел, при его идеальной памяти, легендарных познаниях, богатстве замыслов, общественной ценности - рано. Он много мог еще сказать нам, и ему было, что сказать. Он не исчерпал возможности и желание дальнейшего роста, самосовершенствования. Никогда не считал себя самодостаточным. Его энциклопедизм несовместим с чванливой наукообразной заумью, пустой схоластикой дилетантов. Быть, а не казаться - определяющая черта Улицкого - Ученого, Профессора, Юриста, Политолога, Гражданина, Интеллигента, Человека.

Целью его жизни были не звания и степени, не должности , не гонорары, а вечные духовные ценности. В траурные дни профессор А. И. Коробеев сказал, что Семен Яковлевич такую высокую планку задал всем, что ту нишу, которую Улицкий занимал, после его ухода никто не может занять.

О Семене Яковлевиче можно писать книги: "Улицкий и театр", "Улицкий и музыка", "Улицкий и поэзия", "Мировая литература, история, дипломатия в наследии Улицкого". Он блестяще знал оперное искусство, любил оперетту. Имел свою фонобиблиотеку с музыкальными шедеврами. Во всех столетиях, разных странах композиторы обращались к теме Эдипа. У Семена Яковлевича можно было спросить: чей Эдип сильнее? Где бы ни был, он завсегдатай филармоний, вернисажей, мастерских художников, картинных галерей, библиотек, музеев, театров.

Улицкий - Человек поступка, красивого, сильного. О таких сказал В. Маяковский: "В наших жилах кровь, а не водица".

В июне кафедра проводила прах Семена Яковлевича до трапа самолета. Черемухо-сиреневая, литературная, богатая садами, парками, музеями писателей-орловцев, родина его любимых И. Тургенева, А. Фета, Ф. Тютчева, Н. Лескова, И. Бунина, Л. Андреева - земля Орловщины - приняла его. И любимая им усадьба дорогого ему Л. Толстого - Ясная Поляна - рядом. Как он там, Семен Яковлевич, "судьбы не одолевший, но и себя не давший победить":

Все яснее я слышу, как плачет,

Как печалится Русь о тебе,

Самый чистый ее колодец,

Самый преданный ей бубенец.

Это неправда, что незаменимых нет...

Comments