Галлия Женевская - Любовь колдуньи

Звонок прозвучал, как всегда, неожиданно…

Звонила Людмила, с которой мы встретились год назад на дне рождения моего друга.

Увидев меня впервые, она, рыжеволосая красавица, с глазами цвета болотной трясины, медленно произнесла: «Ты – колдунья…».

В наследство от деда Моисея мне досталось настолько врожденное чувство юмора ко всему происходящему со мной, что на ее предположение о моей принадлежности к «потустороннему» миру, я ответила: «Что поделать… Все женщины – ведьмы!».

Мой ответ привел в неописуемый восторг мужскую половину человечества и вызвал загадочный блеск в глазах у другой.

«И потом, ты меня не удивила» - добавила я мысленно, дабы не отвлекать присутствующих мужчин от бурного обсуждения новой темы. Каждый мужчина хотя бы раз в жизни, зачастую, в сердцах говорил женщине: «Ведьма!».

Ну, что ж. Что правда – то правда. Женская интуиция – вещь потрясающая. Там, где мужчина пытается анализировать ситуацию, «раскладывая все по полочкам», женщина уже давно все охватила своим женским взглядом и с врожденной мудростью ожидает, когда же мужчина под силой ее мысли озвучит ее же решение.

Милые девочки! Будьте терпеливы и мудры. По той простой причине, что слова, несущие женское начало, отражают саму суть Женщины. Мать. Родина. Земля. Планета. Мудрость. Ласка. Любовь… Позвольте и мужчине быть Мужчиной. Парламент. Съезд. Компьютер. Интернет. Мир. Дом. Продолжаем…

Чудеса начались с момента приезда в город. Встретившись в Людмилой, а так звали рыжеволосую местную диву, мы узнали место и время встречи предстоящего шабаша. А как еще назвать это действо? Ведь день Ивана Купалы - праздник языческий.

Мои друзья, жаждавшие попасть на праздник души и тела, …на него не попали. Молодой папаша потерял портмоне со всеми документами, деньгами и ключами от машины, выяснив это по прибытии на бал. Светлая, так называю я свою сокурсницу, подошла ко мне и, взглянув куда-то вверх, с лихорадочным блеском в глазах, торжественно произнесла: «Я знаю, где искать портмоне. Мы уезжаем».

«Это только начало», - подумала я. Спину словно обожгло взглядом. Я это всегда чувствую. Я оглянулась. Все занимались тем, чем хотели. Кто собирал дрова для большого костра, кто плел венок, кто - задумчиво смотрел на огонь маленького костра…

И все-таки по спине у меня пробежали мурашки. Когда я хочу лучше понять происходящее, я поворачиваюсь спиной и закрываю глаза.

Я подошла к реке и протянула руки вверх. Я люблю ветер и он меня тоже.

Еще в детстве я убегала к морю, вставала на выступ самого большого камня и, протягивая руки вверх, звала: «Папа-ветер! Приди ко мне!» И он приходил…

Я пыталась объяснить соседскому мальчишке, который обзывал меня «несостоявшейся брюнеткой» за необычное сочетание черных волос и синих глаз, сам будучи белокурым пацаном с темно-карими глазами, - что ветер нужно очень попросить, чтобы он пришел.

Для чистоты эксперимента он собрал всю нашу дворовую команду, и мы отправились на море. Какой же был страх в его глазах с поволокой, когда «пришел ветер». «Ведьма!» - крикнул он, убегая…

Пятиметровый костер полыхал, как космический корабль на старте. Смеркалось. Звезды с неба прыгали в ладони. Я смотрела на них и улетала в бесконечность…Люди тоже умеют летать!

Опять…Мой затылок превратился в локатор. Если и есть глаза на затылке, то именно сейчас они у меня были там. Не оглядываясь, я «увидела» мужчину, пристально смотревшего на меня. Черные вьющиеся волосы до плеч, орлиный профиль, жгучий взгляд блестящих черных глаз и дрожь, исходящая от него... Моя спина уже буквально горела от прикосновения его взгляда.

Я пошла вперед, не оглядываясь. Горячая истома охватила все мое тело. Я вышла на поляну, далеко от разгоревшегося костра, где вечерняя роса приятно охлаждала ступни ног и вливала в меня природные соки земли. Это ощущение слиянности с природой всегда приводит меня в экстаз. Вечерняя прохлада леса и реки охлаждали мое тело. Я закрыла глаза…и опять «увидела» его.

«Он рядом», - подумала я, и все мое тело охватил жар… Его руки легли мне на плечи. Сильно и властно. Звезды на небе запылали переливчатым светом. Луна светила, как ночное солнце.

- Мы должны были встретиться, - бархат его голоса обволакивал.

- Почему я?- опять мысленно спросила я.

- Я всегда любил и ждал тебя.

- Колдуны не влюбляются, - произнес мой внутренний голос.

- Ты и это знаешь, - ответил он вслух. Я чувствовала, что он улыбается.

- Я и сама не знаю – откуда я это знаю, - подумала я.

- Ведаешь, потому что ведунья, - он рассмеялся так заразительно, вызвав и у меня приступ жизнерадостного хохота.

Мы смеялись, как дети, а ощущение близости и знания друг друга усиливалось.

Звезды на небе хороводились. Я подняла руки вверх и мысленно позвала:

«Папа-ветер! Приди ко мне!»

- К нам! - добавил он вслух, и его сильные властные руки, взлетев вверх, сплелись с моими. Кольцо из белого металла с черным камнем на мизинце правой руки показалось мне знакомым. Да и сами руки! Ощущение, что мне всё это уже было усиливалось.

Ветер прилетел, как всегда, неожиданно. Ласковый и теплый. Сильный и надежный. Как его руки.

«Я его знаю», - не успела я об этом подумать, как опять он произнес вслух:

«В прошлой жизни мы были мужем и женой».

«Может быть, у нас и дети были?» - подумала я и поторопилась это произнести вслух. Мой голос показался мне чужим.

«Сын…» - ответил он, не произнеся это вслух.

«И что с ним стало?»

«Он утонул, а тебя я убил…»

«Интересно, как?»

«Задушил..»

«Замечательно!..»

«Мы должны были встретиться в этой жизни, чтобы вспомнить об этом».

Перед моими глазами мелькали сюжеты из незнакомой мне жизни. Пятнадцатый век. Замок. Мужчина на коне с черными вьющимися волосами, орлиным профилем и жгучим взглядом блестящих черных глаз. На мизинце правой руки кольцо из белого металла с черным камнем…

Белокурый мальчик с синими, как весеннее небо, глазами, стоит со мной рядом и обращается к мужчине на коне: «Папа-ветер! Приди ко мне!»

Мужчина наклоняется, заразительно хохочет, подхватывает его, и они скачут в сторону побережья… Замок стоит у моря. Потом они возвращаются. Мужчина целует меня и произносит: «Береги сына».

Я стою на выступе большого камня у моря и смотрю на залив… и жду.

Сын купается в море… и вдруг накатывается огромная волна… и он исчезает.

Я так ясно это «вспомнила», что мой крик прорезал тишину леса.

Мужчина опустил наши руки и прижал меня к себе.

- Ты отпустила его. Ему давно пора к себе. У каждого - свой срок.

Я вздрогнула. Последнюю сказанную им фразу я всегда произносила, когда кто-то из близких уходил из этой жизни...

Мы стояли молча… Ветер гладил меня по лицу, игриво перебирая мои волосы. Моей левой щеки коснулось что-то шелковистое. Я боковым зрением увидела прядь волнистых волос. В лунном свете они отливали черной медью с серебром.

«Как красиво»,- подумала я.

«Интересно, а чьи это волосы?» - добавил мой внутренний голос.

«Действительно, чьи?» - спросили меня вслух.

Ты думаешь, а тебя слышат. Это так бывает, когда люди любят друг друга.

«Как долго мы можем молчать друг с другом? И понимать друг друга без слов? Так, рассуждая на эту тему, я вдруг почувствовала, что его уже нет… рядом. Ветер «ушел».

Я оглянулась. Костер разгорелся до небес. Людмила всех призывала к действу. Я вернулась к костру. Народ веселился от души.

Людмила повела всех по кругу вокруг костра: «Колдун здесь! Он пришел. Ты видела колдуна? Где-где? Покажи!.. Да вот же он, у малого костра».

Я посмотрела в сторону костра, о котором говорили в кругу, но увидела только всполохи взметнувшего вверх пламени.

Шептались подружки - женщины бальзаковского возраста.

- Какой же он интересный мужчина, - продолжала изливать восторг одна из них .

- Дура! Он же колдун…

- Колдун – тоже мужчина! Смотри, как глазами сверкает, аж мурашки по телу.

- Что ты мелешь, – пыталась приструнить ее строгих правил подруга. - Еще сглазит…

- Как сглазит, так и разгладит, – захохотала другая.

- А он у вас один, колдун-то? - спросила я у подружек.

- Один! – ответила та, что постарше на вид. - Никто не знает и не помнит, когда и откуда он появился.

- Говорят, он всегда был, – добавила та, что посмешливее.

- Покажите, где он?

- Да, вот же у костра, слева…

Как ни силилась я рассмотреть, - ничего, кроме всполохов, не увидела.

- Правда, красивый мужчина? – спросила вторая.

- Красивый… - ответила я, опять «увидев» замок у моря.

Я вышла из круга и пошла к малому костру. Возле костра никого не было… Вернувшись в круг, я услышала вопрос, обращенный ко мне.

- Разглядела?

- Кого?

- Да, колдуна!..

Я промолчала.

Вторая не выдержала, сказала с упреком:

- Как он на тебя смотрел! А ты постояла рядом и даже не взглянула на него…

«Молчание – золото», - напомнил мне внутренний голос.

Костер догорел… и началось главное веселье. Ко мне подошла Людмила и предложила пройтись по углям…

Я сделала глубокий вздох и огляделась вокруг. Все ждали. Я оказалась первой, кого Людмила хотела провести через костер.

- Сними тапочки, – ласково предложила она.

- Ничего, я в них пройду, - «мужественно», как мне показалось, и довольно бодрым голосом ответила я.

- Сними тапки!

Они же мне, как родные… - отбивалась я.

- Ну, тогда вперед! - крикнула она, схватив меня за руку и потащив в направлении еще догорающих углей, разбрасывая снопы искр голыми ногами.

- А-а-а-а-а-а-а-а!!!! - это вопль пронзил ночную тишину так, что звезды, наверное, вздрогнули на небе.

Когда мы оказались на другой стороне, Людмила, почему-то запыхавшись, произнесла: «Я не поняла, кто кого проводил?» Оказывается, я так рванула вперед, мертвой хваткой схватив ее руку, что Людмила с трудом успевала прикоснуться к углям. Хохотали все…

- Колдунья ты и есть колдунья! Теперь – сама веди. Хотя ты и так - сама…

Среди общего хохота я услышала бархат его смеха. Как я ни вглядывалась, ночь скрыла его от меня.

Был такой восторг души и тела, что я достала фотоаппарат, буквально впихнула его в руки какой-то девице, сбросила спортивные тапочки и помчалась босиком по горящим углям…

- Колдун обжегся! - прошелестело рядом.

- Кому-то повезло… - добавил другой голос.

- А в каком месте?.. – продолжался диалог

- Там, где женские дела…

Разъезжались мы уже под утро…

Вернувшись, я узнала замечательную новость. Светлая, моя однокурсница, нашла портмоне. Оно пролежало на дороге возле дома Людмилы. Там, где за день проезжает нескончаемый поток машин, и ходят люди….

Выспавшись, мы поехали в гости - к местному колдуну. Светлая сказала, что хочет уговорить его дать ей перепечатать его две книги, которые он никому в руки не дает.

Из ворот дома вышел статный мужчина в джинсовом костюме и кроссовках. Волосы были забраны в хвост. Черные, они отливали сединой. Игривый, смеющийся взгляд…

Прошли в дом. У меня появилось ощущение знакомого интерьера. Я подошла к его огромной библиотеке, перехватив его цепкий взгляд, и поплыла вдоль книжных полок. Книги сами идут ко мне в руки. Появилось опять ощущение дежа вю.

- Колдун обжегся! – прошелестел мой внутренний голос.

- Без тебя знаю, - ответила я и повернулась в сторону колдуна.

Светлая что-то настойчиво говорила ему, он улыбался, но было понятно, что он не соглашается на ее уговоры.

- Обжегся, но не хромает, - убедительно ответила я своему «оппоненту».

Моя рука остановилась возле двух тонких книжиц. Завидев это, колдун замолчал. Замолчала и Светлая… От моей руки, дотронувшейся до этих книг, пошел жар.

Я медленно вытащила их из ряда, подошла к колдуну и спросила:

- Можно?

- Они - твои, - ответил он.

- Я же тебя просила дать их мне! – напомнила Светлая.

- Это - ее книги.

- Ведьма! - услышала я от сокурсницы.

Я протянула книги колдуну:

- Здесь письмо.

Он левой рукой придержал книги снизу, а правой, прикос-нувшись одновременно к моей руке и книгам сверху, произнес:

- Это – для тебя. Прочтешь, когда захочешь вернуть книги.

Блики от черного камня в оправе из белого металла на правом мизинце слились на миг со жгучим блеском его блестящих черных глаз…

Перед моим взором вспыхнул свет, и мы оказались с ним опять на поляне в лесу. Только на этот раз уже лицом к лицу. Длинный плащ с капюшоном. Блестящие волнистые черные волосы с серебряным отливом… И - ветер. Папа-ветер…

- Я люблю тебя, – проговорил он голосом шелестящей листвы и журчащего ручья.

- Как ты меня нашел?

- Ты ждала меня… всегда…

- Мы еще увидимся?

- Мы всегда будем вместе.

- И в этой жизни тоже?

- В своей - всегда…

И тут я вспомнила. Когда-то мой партнер по бизнесу Александр Иванович привез меня в гости к другу.

Еще когда я находилась в прихожей этого дома, я ощутила, что здесь я уже была. Есть дома, где все «вылизано и упаковано», а заходить не хочется – холодно. А есть дома живые. Мы приехали именно в такой дом. Передо мной стоял мужчина восточного типа. Его пронзительно черные блестящие глаза, как у лани, плавно обволакивали меня с ног до головы.

Взгляд восточного мужчины, смотрящий на женщину, в корне отличается от взгляда славянина. Под взглядом восточного мужчины я себя ощущаю королевой – женщиной от рождения и поныне. Под взглядом славянина – блудницей. Интересен взгляд еврейского мужчины - хочется быть еще умнее.

Поскольку на дворе в бешеной скачке неслись «девяностые кооперативные», все что-то продавали и перепродавали: начиная от оптовых поставок красной икры до «колес от комиссарских бричек», - если в этом была необходимость.

Мы тогда заехали забрать товар - летающие «ножки Буша»: они очень быстро «улетали» к покупателям на стол. И тут на трюмо в прихожей я увидела книгу в темно-зеленой обложке. Хозяин дома перехватил мой взгляд, продолжая обволакивать меня своим восточным взглядом.

- До обеда завтрашнего дня.

- Я согласна.

Естественно, всю ночь я провела в обнимку с этой книгой…

На следующий день, принимая книгу, восточный мужчина спросил меня:

- Что Вы поняли?

- Мысль – вещь материальная, – ответила я, не задумываясь. И мысленно улыбнулась:

- Да, но об этом я знала всегда… Вовремя попавшая в руки книга помогла мне об этом вспомнить.

- А мне понадобилось пять лет, чтобы это понять, - улыбнулся своей восточной улыбкой хозяин дома и мягко добавил уже знакомую фразу:

- Ведьмочка…

Позже я узнала, что врачи отвели ему срок жизни - неполные два месяца, на момент нашей с ним встречи с тех пор прошло… пять лет.

Как я не пыталась впоследствии найти эту книгу – все только разводили руками.

- Всему свое время. Дали - передай другому, - напомнил о себе мой неунывающий внутренний голос.

Чтобы попасть в будущее из настоящего, нужно выбраться из прошлого…

Я опять «увидела» замок на берегу моря…И нас…Мы стояли втроем: я, он и наш сын и смотрели на величавый закат.

- Я не ухожу навсегда, – проговорил он.

- Когда мы встретимся?

- Мы всегда узнаем друг друга…

Блики от огромного солнца, казалось, море шипит от его погружения, отразились в черном камне в оправе из белого металла на его правом мизинце…

Я огляделась и ощутила пристальный и одновременно уже ставший знакомым и родным его взгляд.

- А ты напиши, - тихо произнес он. Бархат его голоса и завораживал и будоражил одновременно.

- О чем?

- И об этом тоже.

- Я же не писатель!

- Достаточно… вспомнить!

Передо мной пролетали кадры, как в немом кино...

Море…Замок…Лес…Костер…Звезды в ладонях…

И - всеобъемлющая побеждающая Любовь Вселенной!

- Полюби себя – хватит сил полюбить других! - услышала я шепот ветра. Папы-ветра!

- Мысль - вещь материальная… Как намечтаешь, так и сбудется!

Дома я достала две книжицы. …И только потом увидела выпавшее письмо…

Я медленно распечатала конверт, достала лист бумаги и развернула…

Лист был чист, как родниковая вода… от букв. А на рисунке были изображены женщина и мужчина с мальчиком на руках на фоне замка у берега моря…

Ветер развевал волосы женщины… Папа-Ветер! И ..Любовь Колдуньи…

г. Владивосток


Comments