Лилия ЯШИНА

Борщ

Украинский борщ - ведь, правда,
Ничего вкуснее нет?
Коль не ел его неделю,
Все другое - не обед.

Если в матушке России
Референдум провести,
То семейства не отыщешь,
Где не варятся борщи.

От борщей и бодрость духа,
И в славянском теле мощь.
Стал давно общенародным.
 Украинский сытный борщ.

Прикоснись губами к ложке –
Сразу борщ захватит в плен.
Оттеняют вкус приятно
Чесночок, укроп и хрен.

Приспособились умельцы
(Наша жизнь не без чудес)
Заморозить борщ в брикеты –
И зимой с собою в лес.

И недаром заграница,
Где экзотик выше шей,
Здесь, в гостях, поесть стремится
Со сметаною борщей.

Борщ нам душу согревает
Средь студеных длинных зим.
В кухнях, борщ, живи и властвуй,
Ну, а мы тебя съедим.

Продовольственная программа
                             (быль)

Сегодня докеры устали - тяжелый труд,
А мастер им: «После работы остаться тут.
Приехал лектор из столицы к нам, стало быть.
О продовольственной программе поговорить»

Издалека москвич тот начал - готовил речь,
Еще за происк капиталистов решил упечь.
Он распылился, разошелся, рисуя час,
Что продовольственной программой накормит нас.

Засыпал цифрами сравнений и диаграмм,
И сколько га, и сколько стоит, и сколько грамм.
Какие планы возникают, и как он рад,
Их претворенью помогает его доклад.

И после всяких отступлений, цитат, угроз:
 «А нынче даже и в столице с едой вопрос» -
Глубокомысленно заметил тот лектор им:
«Вот и яиц перепелиных мы не едим»

И глухо ропот покатился от сцены в зал.
Один заснувший встрепенулся: «Что он сказал?»
Ругнулись докеры и вышли все, как один.
И только с мастером остался сей господин.

«Все по талонам, все по норме, и надо ж б.. .ь,
Такого лектора в насмешку сюда послать!»
Поматерились, покурили, домой пошли
Хлебать горячие густые без мяса щи.

В их сумках баночки пустые из-под еды,
Как в знак протеста грохотали на все лады.
А этот лектор... Я б   сказала... Ну, как на грех...
И только летняя кета спасала всех.


                         Предзимье

Припудрил белый снег слегка
Морщины пахоты предзимней,
Спустились ниже облака,
И по утрам сверкает иней.

Все в ожиданье теплых шуб,
Пушистых шапок, жарких печек,
Снегов, ветров, шершавых губ,
Коротких дней, замерзших речек.

Господа воробьи

Господа воробьи, ваше время настало.
Светит солнце, и плавится снег.
Дружный хор - чик-чирик -

    песня в душу запала,
И весна извлекла вас легко из-под стрех.
Господа воробьи - развеселая стая,
Вам деревья минутный и шаткий приют.
Серо-грязный сугроб никого не пугает –
Все равно не зима, если птицы поют.

Господа воробьи деловиты и строги,
В униформе всегда, как на службу, летят.
Хоть не слишком теплом поразмяло дороги,
Но понятно уже - нет возврата назад.

Господа воробьи, не томите молчаньем,
Вам чирикать пора и людей удивлять.
Ваша песня не в такт, как с зимою прощанье,
Ваш галдеж - это способ весну объявлять.


Шкатулка

Я в шкатулке дорогой
Храню ерунду:
Обещанную тобою звезду,
Веточку мимозы,
Кусок бересты
И старую брошку -
Все из жизни моей понемножку.
Говорил ты мне:
«Смотри, звезда,
Нас она соединит навсегда.
А мимозы желтые цветы,
Чувств чтоб не терять остроты.
Ты достойна лучшего подарка,

Только, понимаешь...»
(Дальше ложь)
И купил мне
Дешевую брошь.
Хоть носи,
Хоть храни,
Ну, как хошь.
Из бересты
Ты сделал открытку,
Привязал к ней
Суровую нитку
И пастой написал стихи,
А я все «ха-ха» да «хи-хи».
Но почему-то
Люблю этот хлам
И его никому не отдам.
Я храню его в шкатулке дорогой,
Но ее мне подарил другой...


Женщина

Какая тяжкая обуза
                  быть женщиной,
Белье, обеды и посуда
                 извечные.
А днем тупеешь от работы
                 юродиво,
В себе себя почти
                 навечно уродуя.

Какая сладкая обуза
                 быть женщиной,
Когда сияньем наготы
                 увенчана...
Из ничего, из немоты
                 вдруг вечное...
Любовь достигнет полноты
                 встречная.

Какая нежная обуза
                быть женщиной,
Сжимать ручонку карапуза
                 беспечного,
И понимать, что счастье -
                 это то самое,
Когда назвал тебя малыш
                  мамою.

Какая тяжкая обуза...


Ночь в Париже

Как подарок ночной Париж!
Ночь в Париже. Щипни - не снится.
Забирай. Что же ты стоишь?
Это дважды не повторится.

Ночь в Париже - предел мечты.
Вспоминать будем, как о чуде.
Расстоянье - рука, но ты...
Башня Эйфеля как на блюде.

Фонари излучают свет
Бледно-желтый, лимонный даже.
Мы в Париже - сомнений нет.
Ну, и что ты на это скажешь?
Я тебе эту ночь отдам.
Темнота нас надежно спрячет.
Небо в звездах, а ниже, там,
Тихо скрипка в кафе заплачет.

Перевернуты стулья - канкан –
Как по нитке взметнули ножки.
Эта ночь нам с тобой капкан
Или просто отравы немножко.

Мной придуман ночной Париж.
Там, внизу, слышен лай дворняжки.
Ты со мною в ночи стоишь
На балконе пятиэтажки.

Забери эту ночь себе,
Потеряй среди старых книжек.
И живи... Продолжай седеть,
Позабыв эту ночь в Париже.



***
Опять тобой обманута,
Наивная. Ну, что ж...
Все будто в Лету кануло,
Осталась только ложь.

Ты слов навяжешь вязочки
И будто веришь сам
В придумочки и сказочки,
Где пиво по усам.

Ты лгал, а я поверила
Уже не в первый раз.
Я ложь, как шарфик, мерила -
Идет ли к цвету глаз.

Ты лжешь так замечательно,
Так гладко. Лги же лги!
Я тоже обязательно
Солгу - отдам долги.


Влюбиться в старости прекрасно

                    «От любви под старость лет лишь зло»
                                                             В.Леонтьев

Влюбиться в старости прекрасно,
Хотя, конечно, что там - сед.
И бицепсом играть напрасно,
И талии давно уж нет.

Ты секс учил не по картинке,
Посмотришь грузной тетке вслед,
А взгляд мужской - как прежде, пылкий –
В тебе проснулся сердцеед.

Ты сам себя пугал любовью,
Не божье дело в старость - зло,
Но вдруг она к тебе под кровлю.
Несчастье? Или повезло?

К знакомой держишь путь гражданке,
Как будто просто невзначай.
И не цветы несешь, а в банке
Приносишь жимолостный чай.

Под старость втюриться прекрасно.
Ты преимущество постиг.
Рогов не будет, это ясно...
А вдруг еще один старик?


Поцелуй

                                    При поцелуе женщина расходует
                                    две калории (из рекламы)

От поцелуя женщины худеют.
Реклама лжет. Итог - ответ таков:
От поцелуя женщины глупеют,
Мужчин он превращает в простаков.
И, поместившись между их губами,
Он выполняет функцию свою –
Перестают соперничать умами
И оба пребывают как в раю.

                                                       Хабаровск


Comments